Есть ли коррупция в СЗФО РФ?

Журнал «Конкуренция и рынок» октябрь 2015 №5 (72) | Федор Кудеяр

События с арестом в высших эшелонах власти в Республике Коми неожиданны лишь для профанов. О «беловоротничковой» преступности говорят все криминалисты мира. В России казнокрадство как процветало при императорах и генсеках, так и процветает при президентах. Но можно ли справиться с коррупцией чиновников силами одной лишь бюрократии?

 

 

 

Нравственный надлом

Резонно сформулировать вопрос: «когда человек становится на путь воровства, в частности, народного достояния?» Ученые пока не обнаружили ген воровства, но отмечают склонность людей к присвоению чужой собственности. У некоторых людей это происходит машинально. К примеру, в процессе разговора человек берет вашу авторучку, брелок, зажигалку или какой-либо другой небольшой предмет, начинает вращать его в руках и сам не замечает, как он оказывается в его кармане, когда вы с ним расстанетесь. Врачи диагностируют – у такого человека клептомания. Когда человек в состоянии наркотического опьянения отбирает у другого не только кошелек, но и жизнь, то обыватели, а сравнительно недавно и судьи говорят, что человек был не в себе и просят снисхождения к вору. Но маленькое воровство в детстве, оставленное без наказания, грозит превратиться в большое во взрослой жизни. Воровство как легкий способ приобрести желаемое если не осуждается обществом, как нравственный порок, всегда превращается в большое зло.

Если власти не борются с различными формами воровства, то не развращают ли чиновники такими действиями народ? Старики, а иногда литературные источники сообщают, что в некоторых деревнях до прихода к власти большевиков жители дома на замки не запирали. Никому в голову не приходило покушаться на чужую собственность, так как деревенские жители помнили и соблюдали Божью заповедь «Не укради». А если в деревне заводился вор или наведывался конокрад, то мужики решительно разбирались с ним сами.

Что произошло в России с отменой святости частной собственности и Божьих заповедей? Нравственное разложение. Сначала в стане ленинской гвардии, а затем и в толще народных масс. Поэтому стоит ли удивляться вскрытой в Коми коррупции?

Журналист А. Караулов в «Моменте истины» живописует о воровстве чиновников, но почему-то позитивные изменения по восстановлению библейской нравственности в рядах бюрократии происходят крайне медленно. Невольно возникает вопрос: а может, во власть стремятся нравственно надломленные или с явной предрасположенностью к казнокрадству люди?

Пороки человека, как и любые способности, в благоприятных условиях имеют тенденцию развиваться. Нравственно ущербная и бесконтрольная бюрократия, как показывает история многих государств, имеет тенденцию приведения к гибели ранее процветающих империй. Исчезновение с исторической сцены Российской империи и СССР произошло не без нравственной деградации правящих слоев общества. В чем принципиальное различие казнокрада, присягающего на верность царю, и казнокрада с партийным билетом члена КПСС? Не думаю, что различия будут столь разительны. Но почему коррупция бюрократии приобретает столь чудовищные размеры, что приводит к гибели страны? Ответ следует искать в аксиоме: с молчаливого согласия большинства совершаются самые величайшие преступления. Русский народ, наблюдая, как баре бесятся, очень часто делает это молча. Отчего же из-за этого высокопоставленному чиновнику не впасть в раж? Народ смиренно молчит, страха перед Богом нет, царевых опричников нет, прокуроры и судьи подкуплены, а полицейские чины – собутыльники. Разве это не идеальные условия для хищений и формирования из молодых чиновников прожженых казнокрадов?

 

Антикоррупционный форум прошел, и что изменилось?

антикоррупционный форумКазенные заказы издавна привлекают нечистых на руку людей. Они норовят «оттереть» от контрактов людей достойных и патриотичных. Вы же не станете соглашаться с тем, что вор и казнокрад обладает государственным мышлением? Они банальные чиновники во всех странах, даже если их деятельность в Италии не определена судом. Госзаказы на строительство дорог, домов для бедных и уборку мусора позволяют членам мафии превращаться в респектабельных людей.

В России распространена поговорка «Не пойман – не вор». Бюрократия через правоохранительную систему обеспечивает непотопляемость своих членов. Множество примеров тому можно найти и в истории Российской империи, и в период существования СССР. Однако из-за чувства самосохранения или патриотизма иногда правители нашего государства не только тайно казнят «зарвавшихся» высокопоставленных казнокрадов, но и делают достоянием широкой общественности неблаговидные дела бюрократов и суды над ними. Для чего это делается? Вряд ли лишь для того, чтобы простой народ позубоскалил и позлорадствовал над печальной судьбой мироеда. Тогда для чего и почему публично?

Один мудрый эксперт из РИСИ как-то недавно на вопрос, насколько патриотичны все члены нашего Правительства, заявил: «Как я знаю и могу анализировать, они там друг друга ненавидят и постоянно конкурируют между собой». Если в высших эшелонах неизбежна конкуренция, то кого-то действительно сбрасывают вниз под улюлюканье дикой толпы. Эка невидаль: коллекция часов, 60 кг драгоценностей, несколько квартир и автомобилей. Разве можно сопоставить «Паровозное дело», «Узбекское дело», «дело Оборонсервиса», к примеру, с развязыванием гражданской войны или развалом СССР? Конечно, нет. Однако зафиксируем: процесс конкуренции в бюрократической среде идет. За что они конкурируют? Циник сразу отметит: «Ну, не за право сделать Россию процветающей страной. Им не позволяют этого изъяны нравственности, приобретенные в процессе восхождения к власти».

Если же представить, что чиновники борются за «большой кусок пирога», то многое становится понятно, в том числе кому достаются деньги госзаказов.

Прибывший 25 августа в Петербург московский десант во главе с Антоном Геттой, руководителем проекта ОНФ «За честные закупки», поставил перед собой задачу, как показали многочисленные опросы участников антикоррупционного форума СЗФО РФ, сформировать региональный отряд активистов ОНФ. Среди почти 700 участников, конечно, можно было обнаружить желающих стать активистами поиска сомнительных закупок госкомпаний и чиновников. Но большая часть собравшихся, то есть почти 60 %, была представлена людьми степенными и понимающими, как устроена экономика в бюрократическом стиле. Таких людей на бескорыстную и опасную деятельность активиста подбить очень сложно. Они понимают: госконтракт – это вначале откаты, хлопоты и проблемы и уже в последнюю очередь – прибыль. Там, где казенные деньги, постоянно крутятся не только добросовестные поставщики, но и многочисленные контрольные органы. Об этом на форуме представители ОНФ не говорили, наверное, не желая преждевременно пугать активистов агрессивной средой около госзакупок. Так можно и нюх отбить раньше времени. Что же предлагалось активистам докладчиками?

 

Полностью статья в журнале «Конкуренция и рынок» октябрь 2015 №5 (72)