«У нас есть вакцина – это Конвенция по правам человека»: на ПМЮФ обсудили ограничение прав и свобод условиях пандемии

Вопросы противоречивости ограничений прав человека в эпоху пандемии, а также их защиту обсудили на Петербургском Международном Юридическом Форуме 9½. Особое внимание спикеры уделили правам наиболее уязвимых групп населения и фейковым новостям.

В своем видеообращении председатель Европейского суда по правам человека Линос-Александр Сицилианос подчеркнул, что в сложившейся ситуации меры, которые принимаются в разных странах, являются оправданными. «Текущий кризис является беспрецедентным. Проблемы, которые стоят перед нами, огромны, но мы должны решать их вместе. В то же время надо помнить, что Европейская декларация о правах человека предполагает основополагающие ценности Европы XXI века. <…> Мы должны и сохранить наши ценности, и бороться с кризисом. В этом и заключается наша цель», – заявил глава ЕСПЧ.

Однако в нынешней ситуации многие нормы начинают противоречить друг другу. Об этом рассказал Уполномоченный Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека – Заместитель Министра юстиции Российской Федерации Михаил Гальперин.

«Появляются новые, достаточно неожиданные конфликты фундаментальных прав. Например, тот конфликт, который мы раньше и представить не могли – конфликт права на жизнь и здоровье, с одной стороны, с правом на свободу передвижения, с другой стороны. <…> Часто в этой ситуации люди, общество, сами требуют ограничений. Оправданный в этой ситуации страх, чувство неопределенности, которые есть у наших граждан, оказывают часто давление на органы власти на местном уровне, региональном уровне, на уровне национальных властей», – сказал он.

«У Совета Европы нет ни вакцины, ни лекарства, которая защитит вас от коронавируса. Но у нас есть вакцина – это Конвенция по правам человека. И у нас есть конвенции, которые дают возможность защитить наше общество, наш образ жизни от этой пандемии», – отметил, в свою очередь, Директор по вопросам информационного общества Директората по противодействию преступности Совета Европы Ян Кляйсен.

О предложениях по изменениям в международном законодательстве рассказала Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации Татьяна Москалькова. «Предложения утилитарного плана позволяют нам выйти на возможность разработки или протокола Европейской Конвенции по правам человека, или даже самостоятельной Конвенции по правам человека в условиях распространения смертоносной инфекции или эпидемии. У нас есть только международный акт ООН, который распространяется на действия, которые связаны с послевоенным и военным временем. Тем не менее, очень важно понять правовой статус регламента ограничений прав и свобод, регламента карантина. Какие будут действовать контрольные механизмы за соблюдением прав человека, какие обязанности должно государство выполнить, в том числе, наверное, введение ответственности за распространение фейковой информацией, потому что она сеет панику», – подчеркнула она.

О проблеме фейк-ньюс и свободы выражения мнения говорил и Ян Кляйсен. Он привел в пример ложные сообщения о лекарствах, которые якобы помогают от коронавируса. «Некоторые считают, что это должно вызывать надежду у людей, но это вызывает только опасения. Поэтому СМИ, репортеры, журналисты несут особую ответственность в наше время за то, чтобы своевременно и достоверно передавать информацию, чтобы предотвратить такую панику и укреплять сотрудничество. Понятно, что эти профессионалы должны работать на самом высоком уровне ответственной журналистики и передавать соответствующие сообщения, которые будут проверены, и  не публиковать непроверенные истории», – подчеркнул он.

Отдельная часть дискуссии была посвящена проблеме уязвимых групп населения. «Растет домашнее насилие, насилие над детьми. У нас есть в Совете Европы конвенция, которая дает возможность защитить детей от сексуального и других видов насилия. В ней содержатся инструкции, которым должны следовать правительства стран, которые хотят понять, каким образом можно защитить самые уязвимые группы населения», – считает Ян Кляйсен.

«ЕСПЧ вынес очень важное решение, признав тот факт, что новый механизм компенсации за неадекватное условие содержания под стражей требует эффективного восстановления людей в правах. Понятно, что любые такие люди <…> страдают более, чем другие, во время кризиса и изоляции. Условия содержания в этом смысле чрезвычайно важны. Новые решения, которые были признаны эффективными, являются реакцией на подобного рода условия, и Страсбургский суд довольно быстро, безотлагательно среагировал на это решение, тут же его реализовав. И вот такое взаимодействие между Страсбургским судом и государствами-членами не останавливается во времена кризиса. Оно двигается вперед и будет действенным образом помогать восстанавливать справедливость», – добавил Генеральный директор по правам человека и верховенству права Совета Европы Кристос Якумополус.

О ситуации с заключенными в России рассказал и Директор Федеральной службы исполнения наказаний Александр Калашников. Он подчеркнул, что правовая помощь подозреваемым, обвиняемым и осужденным продолжает оказываться. В то же время непосредственно в местах лишения свободы принимаются обширные меры безопасности, направленные на недопущение распространения коронавирусной инфекции.

Другая проблема – финансовое состояние граждан и бизнеса в условиях пандемии. О сложностях в этой сфере рассказал Директор Федеральной службы судебных приставов – главный судебный пристав Российской Федерации Дмитрий Аристов.

«К сожалению, необходимо отмечать, что в условиях изоляции, в текущей ситуации снижается платежеспособность граждан и бизнеса. И Федеральная служба судебных приставов в этой ситуации находится, можно сказать, на передовой. Ведь одной из наших главных задач является принудительное взыскание задолженности. Возможно, это небольшой срез права и правоприменительной деятельности, но если говорить о Европейской конвенции о правах и основных свободах, принудительное исполнение является конечной, заключительной стадией реализации права на судебную защиту, исполнение судебного акта. Эта функция не исполняется – это одно из основных, фундаментальных прав граждан – право на судебную защиту. И очевидно, что реализуемый комплекс поддерживающих мер должен предусматривать и процессуальные послабления в отношении лиц, участвующих в исполнительном производстве. Как соблюсти баланс интересов – взыскателя и должника?», – сказал Дмитрий Аристов, добавив, что в России ведется обширная работа в этой области.