Актуальные проблемы обязательного социального (пенсионного) страхования: новые вызовы для юристов

Нужно ли повысить пенсионный возраст в России и поможет ли это системе? Как построить сбалансированную социальную модель? На эти вопросы отвечали эксперты в рамках круглого стола «Актуальные проблемы обязательного социального (пенсионного) страхования: новые вызовы для юристов» на VIII Петербургском Международном Юридическом Форуме.

В работе сессии приняли участие генеральный секретарь Международной ассоциации социального обеспечения Ханс-Хорст Конколевски, начальник Департамента Пенсионного фонда Российской Федерации Аркадий Соловьев, проректор по развитию Академии труда и социальных отношений (АТиСО) Александр Сафонов, заместитель директора Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ Юрий Горлин, председатель Фонда социального страхования РФ Андрей Кигим, председатель правления Пенсионного фонда РФ Николай Козлов. Модератором обсуждения выступил руководитель аппарата Счетной палаты Российской Федерации Юрий Воронин.

Открывая дискуссию, модератор Юрий Воронин подчеркнул, что, хотя проблемы пенсионной системы не вызывают интереса у молодой аудитории, тема повышения пенсионного возраста является крайне важной. Руководитель аппарата Счетной палаты отметил, что существует три основных аргумента для повышения пенсионного возраста, регулярно упоминаемые СМИ.

«Первый – идет процесс старения населения, увеличивается доля пожилых, сокращается доля молодых. Наша пенсионная система в основном своем сегменте социально-страховая, и это соотношение создает финансовые проблемы для развития системы, решить которые можно только увеличением пенсионного возраста. Второй аргумент, он более эмоциональный – все страны Западной Европы и наши коллеги по СНГ приняли решение об увеличении пенсионного возраста, это мировой тренд. Мы не можем остаться в стороне, как бы ни было неприятно, это как горькое лекарство принять, чтобы состояние пенсионной системы улучшилось. Третий аргумент – в условиях, когда невозможно увеличить страховые взносы, как и налоги, единственным способом повышения низкого размера пенсии, который существует в России и не достигает минимальных норм, предусмотренных 102 конвенцией Международной организации труда, является только способ повышения пенсионного возраста, который даст экономию. Минфин предлагает использовать ее для двух целей: половину пустить на сокращение бюджетного трансферта для пенсионного фонда и высвободить деньги для бюджетного маневра, еще 50% направить на повышение размера пенсий. Анализируя эти аргументы, ни в одном я не нашел связи между природой самой страховой пенсии, которая применяется в РФ, и той аргументации, которая базируется на росте продолжительности жизни и старении населения», – пояснил модератор сессии.

Внимание коллег на исторический фактор в определении пенсионного возраста обратил проректор по развитию Академии труда и социальных отношений (АТиСО) Александр Сафонов. Он отметил, что такой возраст был определен много веков назад.

«Занимаясь исследованием соотношения прав человека на его заслуженный отдых и возможностями ему трудиться, я делал некие исторические экскурсы и наткнулся на очень интересный документ, который датируется 1349 годом, – это ордонанс Эдуарда III, называется он «Работники и слуги», где впервые в истории прозвучал возраст 60 лет. Именно с этого возраста, как ни странно, англичанам было разрешено просить подаяние. Понятно, что не существовало никакой страховой системы, но в этот период времени было принято такое юридически и политически значимое решение, что человек в этом возрасте не в состоянии продолжать трудовую деятельность в силу разных причин. Эта история длилась на протяжении нескольких веков, при Елизавете туда были добавлены некоторые другие категории – инвалидов. И в определенной степени был учтен вопрос о невозможности или трудности найти себе работу. То есть уже в тот период времени дискуссия показывала, что подход не был однообразным. Три основания, которые позволяли пользоваться такой системой: инвалидность, невозможность найти себе работу и возраст 60 лет. Когда мы «сказки рассказываем», что 60 лет было установлено по таким-то или  таким-то причинам, силой исторического опыта и была определена такая возрастная категория», – рассказал ученый.

Заместитель директора Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ Юрий Горлин отметил, что повышение пенсионного возраста в нынешних реалиях является необходимой мерой, однако это не единственный инструмент для решения проблем пенсионной системы.

«Если посмотреть потенциальные меры, которые можно предпринять в рамках пенсионной системы, то пенсионный возраст, по всем нашим расчетам, – это одна значимая, но не исчерпывающая совершенно мера. Наши расчеты показывают, что если брать все мыслимые меры, то пенсионный возраст от необходимого результата выхода на приемлемый уровень пенсии дает примерно 25 процентов. Остальные меры в рамках пенсионной системы дают 15 процентов: это повышение страхового стажа, увязка размера пенсии с доходом пенсионера, желательно при отказе от сегодняшней нормы неиндексации пенсии работающим пенсионерам, что тоже негативно сказывается на общем уровне выплат. Для снижения пенсионной зависимости от бюджетных трат – отказ постепенный от системы льготных тарифов страховых взносов, объем которых составляет порядка 500 миллиардов рублей в год. Остальные 60 процентов находятся за рамками пенсионной системы, она не в безвоздушном пространстве находится и базируется на экономике. Поэтому экономический рост, как бы трудно ни было это сделать, и вывод заработных плат из тени, которые тоже имеют драматический объем в России, – это главные драйверы улучшения. Повышение пенсионного возраста следует рассматривать как средство предотвращения снижения, и даже улучшения размера пенсий, а не для изыскания бюджетных средств», – рассказал эксперт.

Председатель Фонда социального страхования РФ Андрей Кигим привел примеры организации пенсионной системы Германии и Англии, и в своем выступлении сделал упор на особенности системы в целом. «Идя к единой государственной системе социальной защиты, мы говорим о том, что, наверное, есть жизненные риски, которые интересуют каждого человека: потеря жизни и здоровья, потеря трудового заработка, потеря имущества, выход на пенсию – это риски, которые либо делают человека маргиналом, либо делают его социально ответственным гражданином. Для того, чтобы решить, как поступать, нужно понять, что у нас всего лишь три источника для решения этих задач: государство, корпоративная ответственность и личные сбережения. Для того, чтобы мы сделали сбалансированную модель, – а сюда относятся и ОМС, и пенсии, и соцстрах, и патронаж, и выплаты пособий, – мы, заполняя эту социальную матрицу, должны определить лимиты, кто и в каком объеме за что отвечает, из какого источника покрытие ответственности. И тогда всем будет понятно, что есть государственная пенсия, а есть корпоративная, она является дополнением к государственной. Государство дало налоговый вычет, и на эти деньги люди купили себе дополнительную защиту своего отдыха, после того как они вышли на пенсию. Когда люди, сидящие сегодня в зале, предложат государству этот компромисс балансировки, я готов как математик сесть с господином Соловьевым, и посчитать тарифы и пенсионный возраст», – предложил глава ФСС.

«Когда мы говорим о пенсионной системе, в том числе об увеличении пенсионного возраста, мы, конечно же,  должны иметь в виду интересы граждан. Не интересы Пенсионного фонда, не интересы работодателя – думать нужно, прежде всего, об интересах граждан. Очень часто можно слышать, что Пенсионный фонд не сбалансирован, большой трансферт, нужно увеличивать пенсионный возраст. Меня такая постановка вопроса категорически не устраивает», – заявил в ходе дискуссии заместитель председателя правления Пенсионного фонда РФ Николай Козлов. По мнению эксперта, решение проблем пенсионной системы является макроэкономической, финансовой задачей. Вопрос повышения порога пенсионного возраста, по словам Николая Козлова, заключается не в нехватке средств, а в научно-техническом прогрессе и продолжительности жизни. Так, в 1930-х годах пенсионный возраст находился на границе 40 лет, а к настоящему времени увеличился почти вдвое. Влияние на изменения оказывают три фактора: рынок труда, уровень здравоохранения и возраст. Поэтому, объяснил зампред правления фонда, рассуждая о пенсионном возрасте, нужно говорить об уровне здоровой, эффективной, продуктивной жизни. Николай Козлов также отметил, что гражданам нужно обязательно подробно объяснять причины  всех изменений, чтобы создавать доверие общества к государственным институтам. «Жизнь у нас очень динамичная, изменения происходят очень быстро. Наше законодательство, в том числе пенсионное, вынуждено за этими изменениями постоянно следовать. Поэтому я противник слова «реформа», а постоянное совершенствование пенсионной системы – это жизненная необходимость»,  – пояснил спикер.

«Надеюсь, что это обсуждение сейчас перейдет уже в режим диалога с социальными партнерами, чтобы совместными усилиями, как это положено в стране с социальным страхованием, выработать сбалансированное решение проблемы», – подвел итог дискуссии модератор Юрий Воронин.