Министр спорта РФ Олег Матыцин — о финансовых потерях из-за коронавируса, скандалах в фигурном катании и борьбе с допингом

Министр спорта России Олег Матыцин ответил на вопросы о последствиях пандемии для национального спорта, ожиданиях от предстоящего заседания Спортивного арбитражного суда (CAS) по иску Всемирного антидопингового агентства (WADA) против РУСАДА и перспективах выступления сборной России на Олимпиаде в Токио под собственным флагом.

— Возобновление соревнований в игровых видах спорта привело к резким скачкам заболеваемости коронавирусом. Это следствие управленческих просчетов, или объективно избежать COVID-19 сегодня невозможно?

— Могу уверенно сказать, что антиковидный регламент проработан очень детально, с участием Роспотребнадзора, соответствующих федераций и лиг. Но человеческий фактор имеет место быть. Думаю, определенную роль сыграла недостаточная дисциплина отдельных игроков и тренеров. Но в целом система работает эффективно. Учитывая, сколько людей в нашем спорте задействовано, отдельные случаи заболевания не ставят под сомнение всю систему.

— Понятно, что в лигах организация «пузыря», когда команды находятся в полной изоляции на базе, затруднительна. Но это реально сделать, например, на предстоящих в России больших соревнованиях?

— Мы в обязательном порядке изучаем мировой опыт и все стандарты, которые предлагают организаторы международных соревнований. Они однозначно будут учтены. Сейчас мир начинает адаптироваться к новым реалиям. Надеюсь, мы все вместе сумеем организовать крупнейшие соревнования, в том числе и Олимпийские игры в Токио, при определенном изменении формата. Об этом сейчас говорят и в МОК совместно с оргкомитетом. Самое главное — сохранить этот праздник спорта.

— Праздник спорта невозможен без денег. Насколько коронакризис ударил по финансовой стороне вопроса?

— Очень серьезно. Это сказалось и на государственном секторе, и на деятельности федераций и профессиональных лиг. Мы отменили или перенесли более 3 тыс. соревнований. В мире были отменены более 700 международных состязаний, из них около 60 — на территории России. Отменились все зарубежные сборы, был сокращен единый календарный план. Но мы полностью сохранили все госзадания по подведомственным учреждениям. А фитнес-индустрии вышли с предложением в правительство о мерах экономической поддержки. Это предложение принято. Хотя полностью затраты не компенсированы, но могу с уверенностью сказать, что риски, связанные со стабилизацией экономики в спорте, финансированием подготовки команд, возможностями занятий спортом в государственных и частных учреждениях, минимизированы.

— Как вы относитесь к информационным скандалам вокруг российского фигурного катания? И что думаете о контрактной системе в этом виде спорта?

— С точки зрения Министерства спорта отношусь к этому спокойно. Мы не можем вмешиваться в отношения тренера и спортсмена. Мы с уважением относимся к роли федерации, которая должна заботиться о развитии вида спорта и регулировать отношения между участниками процесса. Возможно, через контракты.

— То есть вы выступаете за введение контрактов в фигурном катании?

— Важно, чтобы этот контракт отражал реалии сегодняшнего дня и был частью системы. Если культуру взаимоотношений можно воспитывать через контрактные обязательства, то, возможно, это выход.

— Из-за постоянных скандалов страдает имидж вида спорта…

— Личные отношения не должны быть предметом публичного обсуждения. Конечно, людям свойственно интересоваться жизнью звезд, великих тренеров, но важен вопрос уважения ученика к тренеру и наставника к своему ученику, а также деятельности всей системы, в которой они находятся. Если нужны юридические механизмы воспитания, то их надо применять. Я категорически против того, чтобы конфликтные истории были долгое время на страницах газет, в эфире и в социальных сетях.

— Каковы ваши ожидания от заседания Спортивного арбитражного суда в ноябре по иску WADA против РУСАДА?

— Я надеюсь, что сработают юридические механизмы в части правовой защиты наших интересов. Но я всегда руководствуюсь тем, что лучше ужасный конец, чем ужас без конца. Какое бы решение ни было принято, каким бы жестким оно ни было, Россия — мощная, самостоятельная спортивная держава. Мы в любом случае на 100% будем проводить международные соревнования, наша система готова к этим вызовам.

Контракты, которые были подписаны с международными федерациями до решения суда, остаются в силе. Это чемпионат мира по волейболу в 2022 году, чемпионат мира по хоккею в 2023 году, крупное мероприятие SportAccord, которое, я надеюсь, пройдет в 2021 году, Всемирная универсиада в 2023 году в Екатеринбурге… То есть речь идет об интересах не только России, а всего мирового сообщества, где наша страна играет огромную роль как надежный партнер, который всегда выполняет свои обязательства. Кто может быть заинтересован в том, чтобы разрушить эту систему? Поэтому мы надеемся на справедливое решение, которое позволит в том числе исключить коллективную ответственность в отношении наших спортсменов. Даже если какие-то ошибки были допущены, за них должны отвечать конкретные люди, а не страна в целом.

— Проведение упомянутых вами соревнований не будет зависеть от текущего статуса РУСАДА?

— Формально, думаю, нет. Ведь когда мы планировали проведение Всемирной универсиады в Красноярске, статус РУСАДА еще не был восстановлен. В обязанности организаторов входит обеспечение нужного объема тестирования, и мы на тот момент в сотрудничестве с WADA это сделали. Так что не думаю, что статус РУСАДА может стать препятствием к проведению соревнований на территории России.

— Самый важный вопрос для всех болельщиков: на Олимпиаду в Токио мы поедем под российским флагом?

— Главное, чтобы Игры состоялись. МОК сейчас делает для этого всё возможное. Вероятно, будут приняты меры по дополнительному контролю на въезде, может быть пересмотрен формат соревнований в отношении участия зрителей. Но я верю, что Игры будут. И мы в любом случае на них поедем и возьмем с собой российские флаги. Но что касается официальных церемоний, будем надеяться на решение CAS. Как бы пафосно это ни звучало, гимн и флаг всё равно будут в наших сердцах.

Олег Шамонаев
Мария Маркова

iz.ru