Глобальное управление по-арабски: инвестиции нефтеэкспортеров в зарубежные земельные ресурсы

Иностранные инвестиции в селькохозяйственные угодья стали в последние годы важной составной частью процесса глобализации. Наметился тренд, при котором государства и корпорации, обладающие свободными финансовыми средствами, вкладывают не только в природные, но и в земельные ресурсы, рассматривая их в качестве важного актива, значение которого, по мере роста мирового населения, будет только возрастать. Крупнейшими в мире инвесторами в землю выступают Китай, Индия и нефтеэкспортирующие монархии Аравийского полуострова (прежде всего – Саудовская Аравия, ОАЭ, Катар). Большое внимание этому процессу стали уделять и транснациональные корпорации и банки – Гленкор, Голдман Сакс, Дойче Банк, Монсанто и другие. Во втором десятилетии XXI в. инвестициями в сельхозугодья стали активно заниматься наднациональные структуры – Всемирный банк, специализированные неправительственные организации, исследовательские рабочие группы.

Что касается иностранных инвестиций аравийских монархий, то географический охват этого явления впечатляет – Украина, Бразилия и Аргентина, Пакистан и Индонезия, Австралия, Африка. В основе скупки арабами зарубежных земель лежит не только стремление обеспечить собственную продовольственную безопасность, но и более комплексная стратегия по экономической и идеологической экспансии.

Следует отметить, что вопрос продовольственной безопасности имеет критическое значение для арабских стран, так как ни одна из них в силу природных условий и высоких темпов роста населения не способна обеспечивать себя полностью собственным сельхозпроизводством. В среднем арабские страны импортируют 56% потребляемых зерновых, а в ряде стран этот показатель достигает 100%. Это является рычагом для манипулирования и давления на данные государства. Наиболее остро продовольственная проблема вставала во время Первой и Второй мировых войн. Затем, в 1973 году, в условиях арабского нефтяного эмбарго США рассматривали вопрос о блокировании экспорта продовольствия в ряд стран Ближнего Востока. В 2008 году, во время мирового продовольственного кризиса, когда цены некоторых основных сельскохозяйственных продуктов возросли в два раза, в ряде стран, таких как Египет и Марокко, имели место голодные бунты. Возросшая стоимость продовольствия стала одной из основных экономических причин, приведших к «арабской весне» 2010-2011 годов.

Первые инвестиции в зарубежные земли монархии Персидского залива стали осуществлять еще в 1970-е годы. Тогда в качестве своей хлебной житницы аравийцами был выбран Судан. Стратегия инвестирования была разработана межгосударственным Арабским фондом экономического и социального развития, а в 1976 году было создано и специализированное Арабское агентство по сельскохозяйственным инвестициям со штаб-квартирой в Хартуме. Однако в тот период инвестиционная программа не достигла своих целей и была свернута.

С 1980-х годов Саудовская Аравия приступила к реализации ультраамбициозного проекта импортозамещения в сельском хозяйстве. Ставилась цель выйти на полное самообеспечение пшеницей. Огромные финансовые ресурсы направлялись на опреснение морской воды, бурение артезианских источников, а также на субсидии, как производителям, так и потребителям. Среди аравийских песков под палящим солнцем раскинулись поля пшеницы и ржи. Однако в 2000-е годы саудовские власти осознали экономическую неэффективность такого проекта и отказались от него.

С момента мирового продовольственного кризиса 2008 года аравийские монархии начали инвестировать в зарубежные сельскохозяйственные земли. Ключевая роль в этом процессе принадлежит государству. Важную роль играют суверенные инвестиционные фонды: Катарское инвестиционное агентство, Фонд Абу Даби по развитию, Кувейтское инвестиционное агентство. В Саудовской Аравии утверждена «Инициатива Короля Абдаллы по саудовскому сельскохозяйственному инвестированию за рубежом», на которую выделено 800 млн долл. В Катаре принята Национальная программа по продовольственной безопасности, ставящая цель к 2023 году производить внутри страны 70% потребляемого продовольствия. В ОАЭ крупнейшими инвесторами выступают формально частные фирмы Аль-Кудра и Ад-Дахра, среди акционеров которых присутствуют члены правящего клана.

Процесс инвестирования в зарубежные активы далеко не всегда и не везде происходит спокойно. Одна из проблем связана с ростом потребления водных ресурсов в результате организации крупных хозяйств. В ряде случаев это вызывает недовольство не только среди местного населения, но и в странах, граничащих с реципиентами инвестиций. Так, Египетский совет по международным отношениям характеризует проекты, финансируемые аравийскими монархиями и Всемирным банком в странах, расположенных в верховьях Нила, как угрозу национальной безопасности.

Со своей стороны аравийские инвесторы сталкиваются с риском ввода странами-реципиентами ограничений на экспорт сельскохозяйственной продукции. Арабские авторы отдельно подчеркивают в своих исследованиях, что во время мирового продовольственного кризиса 2008 года 25 стран мира ввели экспортные ограничения на сельскохозяйственную продукцию. В этой связи монархии Персидского залива поддержали в ВТО предложение Японии и Швейцарии о регулировании экспортных ограничений по сельскохозяйственным товарам.

Во многих случаях скупка земель приводит к выселению крестьян, семьи которых на протяжении поколений жили на данных территориях. Неслучайно в англоязычной литературе инвестиции в зарубежные сельхозактивы обозначаются термином land grab – «захват земель». Например, правительство Эфиопии для того, чтобы освободить земли для инвесторов, выселило десятки тысяч крестьян в штате Гамбела. Это привело к протестам, сопровождавшимся человеческими жертвами. В Судане при строительстве плотины Мерове, частично финансировавшемся аравийскими фондами, было переселено 50 тысяч человек. В Сербии крестьяне выступали против покупки земель компанией Аль-Равафед Агрикальче из Абу Даби.

Значительное внимание уделяется инвестициям в сельскохозяйственные активы Украины, где действует мораторий на продажу земли. Но инвесторы изыскивают различные схемы, как обойти запрет. В 2013 году саудовская компания Юнайтед Фармерс Холдингс арендовала на длительный срок 29 тыс. га земли. 4 февраля 2016 года саудовская газета «Аль-Ватан» сообщила сенсационную новость, что бизнесмены из Королевства хотели бы вложить в украинские сельскохозяйственные земли почти 40 млрд саудовских риалов (10,5 млрд долл.). Примечательно, что МВФ настоятельно рекомендует Незалежной «запустить рынок земли» с начала 2018 года, то есть отменить мораторий.

Примечательно, что те же самые саудовские кланы, которые с 1970-1980-х годов развивают по всему миру сеть исламских банков, в настоящее время стали крупными инвесторами в зарубежные сельскохозяйственные активы. Так, крупными землевладельцами в Мавритании и Судане стали представители самой богатой некоролевской семьи Саудовской Аравии Ар-Раджи, основавшей в 1988 году в Королевстве первый исламский банк. О планах выращивания риса в Сенегале и Мали объявила компания АгроГлоуб, возглавляемая миллиардером Салехом Камелем – основателем транснационального исламского банка «Аль-Барака». Можно предположить, что путем покупки зарубежных земель ставится цель расширить саудовское геополитическое и идеологическое влияние – по некоторой аналогии с тем, как это происходит при экспансии исламских банков.

В Эфиопии местный миллиардер с саудовскими корнями Махмуд Аль-Амуди предполагал суммарно инвестировать 3 млрд долл. и приобрести 500 тыс. га в провинции Гамбела, находящейся на границе с Южным Суданом и потенциально уязвимой для распространения так называемого межгосударственного «пояса нестабильности». С 2014-2015 годов правительство Эфиопии приступило к вытеснению из страны структур Аль-Амуди, потому что наряду с инвестициями в экономику они выступали координатором процессов строительства ваххабитских мечетей, приезда саудовских имамов, организации училищ.

Публиковались данные о том, что более 100 тыс. га земли в Судане взял в долгосрочную аренду экс-руководитель саудовской разведки принц Бандар Бин Султан. Наконец, имеющий в мире весьма специфическую известность холдинг Бин Ладен объявил о планах приобретения 2 млн га земли в индонезийской провинции Папуа.

При инвестировании средств в зарубежные земли аравийские инвесторы достаточно активно взаимодействуют со структурами глобального управления. Например, Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН (ФАО) открыла представительство в Абу-Даби. Саудовская Аравия при поиске путей выхода в Африку и Среднюю Азию пробовала осуществлять координацию деятельности со Всемирным банком и НПО «Международный институт исследования риса». Катар подписал соглашение о сотрудничестве с НПО «ИКАРДА» (Международный центр сельскохозяйственных исследований в засушливых территориях). Кроме того, в 2008 году Саудовская Аравия внесла крупнейший единовременный взнос в размере 500 млн долл. во Всемирную продовольственную программу ООН. Аравийским инвесторам принадлежит и доля в международной трейдинговой компании Гленкор, имеющей крупное сельскохозяйственное подразделение. При этом в своих публикациях арабские авторы подчеркивают, что аравийские инвестиций исключают выращивание биотоплива или генетически модифицированной продукции, а направляются исключительно в производство натурального продовольствия.

В целом, не вызывает сомнений факт, что инвестирование средств в селькохозяйственные земли связано не только с продовольственной безопасностью, но и с такими сферами, как геополитическое влияние, глобальное управление, взаимодействие государственных элит, права человека, контроль за водными ресурсами. Понятно, что вложение аравийскими монархиями средств в зарубежные сельскохозяйственные активы имеет стратегический долгосрочный характер. Возможно, что в связи со снижением мировых цен на нефть динамика этого процесса замедлится. Однако нет сомнений в том, что скупка земель будет продолжаться, ибо аравийские монархии видят в этих инвестициях своё будущее.

Евгений Бирюков, РИСИ