Приватизации быть или не быть?


По данным Международного валютного фонда доля государственных и аффилированных с государством компаний превышает 70% ВВП. В результате, неэффективное использование средств, нецелевое финансирование и банальное воровство происходят во многом за счет граждан России. По данным председателя правительства Медведева Д.А. объем «воровства» превысил 1 триллион рублей. Раз уж воровство неизбежно, то вполне разумно обезопасить свой карман и сделать основным потерпевшим собственника бизнеса, а не граждан России.


Может ли доход от приватизации государственных активов превысить 1 триллион рублей в 2016 году? Если пытаться найти ответ в теоретической плоскости, то 70% ВВП составляет более 50 трлн. руб. Причем Первый вице-премьер еще в 2014 году обещал снижение доли государства в экономике с 50% до 25% к 2020 году. С тех пор доля участия государства только возрастала. Планируемый к приватизации 19,5% пакет акций «Роснефти» превышает половину плана приватизации в 1 трлн. руб., но решения о приватизации не принято, даже пакет акций для приватизации обсуждается. Остальные активы в сумме вряд ли превысят половину триллиона рублей,  да и активной предпродажной подготовки по наиболее дорогим активам не ведется. Доход от приватизации 10,9% пакета «Алросы» незначительно превысил 0,05 трлн. руб.


Константин Ордов, д.э.н., заведующий кафедрой финансового менеджмента РЭУ им. Г.В. Плеханова: «Пока еще не истрачены средства Резервного фонда, рассчитывать на активную приватизационную политику Правительства РФ не приходится. Но дефицит бюджета в 2016 году точно превысит 3 трлн. руб., поэтому средства Резервного фонда стремительно тают, но это единственное, что заставляет экономические власти РФ искать средства для финансирования бюджетного дефицита. Программа приватизации не способна служить источником покрытия дефицита, но может оказать влияние на внутренний инвестиционный климат, экономическую активность и эффективность. Это движение в правильном направлении. Жалко только, что задача максимальной стоимости приватизируемых компаний у нас связывается с необходимостью подождать лучшей рыночной конъюнктуры, а ведь в обозримом будущем это может и не наступить. Но можно повышать стоимость компаний, используя собственные ресурсы. Например, открыв конкурентный рынок поставки газа на экспорт, можно увеличить стоимость компании «Роснефть» на десятки процентов и создать стимулы для инвестирования в данную отрасль, т.е. поток инвестиций, в котором мы так остро нуждаемся».


Программа приватизации на 2016 год, скорее всего, даже не дотянет до объема вновь «замороженных» средств накопительной пенсионной части, которая составляет более 0,6 трлн. руб. в год. Активизация приватизации могла бы явиться источником замены средств накопительной части пенсионных отчислений, а те, в свою очередь, источником долгосрочных и относительно дешевых финансовых ресурсов устойчивого развития экономики России. Но мы выбираем путь изъятия средств инвестиционного развития в виде пенсионных накоплений, чтобы государственный чиновники могли еще посоревноваться в неэффективности расходовании средств и объемах нецелевого их использования.

 

«Суть одна – невозможно одновременно быть общественно эффективным участником соревнований и судьей, формирующим правила в процессе игры. Альтернативы приватизации нет, но формы и цели пока вызывают разочарования» - отметил Константин Ордов.