Споры с государством станут дороже

Конституционный cуд (КС) вчера закрепил практику взыскания с проигравших спор с властями граждан и организаций судебных издержек в пользу заинтересованных лиц, если они «вынужденно и активно» защищали решения госоргана. КС лишь запретил таким лицам действовать «исключительно с целью воспрепятствования защите прав, свобод и интересов истцов», признав оспоренное применение Кодекса административного судопроизводства (КАС) конституционным. Эксперты называют возложение на граждан судебных расходов в спорах с государством «элементом устрашения».

КС признал конституционной ст. 112 КАС, которую просили отменить градозащитники из Санкт-Петербурга Наталья Баланюк, Николай Лаврентьев, Илья Попов и Владимир Чернышев. С них взыскали по 10 тыс. руб. (в целом 40 тыс.) в пользу ООО «Воин-В», с проектами уплотнительной застройки которого рядом с исторической усадьбой Александрино градозащитники борются в судах уже много лет. В деле о незаконности распоряжения комитета по градостроительству и архитектуре (КГА) Смольного об утверждении градостроительных планов земельных участков застройщик выступил в качестве заинтересованного лица. Горсуд Петербурга присудил в его пользу оплату расходов на представителя в суде, сочтя, что он помог чиновникам выиграть спор. Оспоренная норма КАС прямо не предусматривает такие обременения для проигравших истцов, однако пленум Верховного суда расширил ее толкование, признав, что если «фактическое процессуальное поведение» заинтересованного истца способствовало исходу дела, его издержки должны быть оплачены за счет проигравшей стороны. Эту практику вчера одобрил КС, установив для ее применения ряд уточняющих критериев.

В решении говорится, что суды для взыскания с истцов таких расходов должны установить, что заинтересованное лицо понесло их «вынужденно», активно способствовало победе госоргана и защищало свои права и интересы, а не только преследовало цель «воспрепятствовать защите прав, свобод и интересов» истцов. Отметим, что список критериев оказался в резолютивной части решения короче, чем в его мотивировочной части. В ней также указано, что заинтересованное лицо в ходе процесса не должно подменять собой административного ответчика и суды не должны взыскивать с истца расходы в пользу заинтересованного лица, если госорган фактически устранился от исполнения обязанности доказывать законность оспоренного решения, переложив на заинтересованное лицо «всю полноту процессуальной ответственности». Тем более недопустимо, разъяснил КС, если ответчик и заинтересованное лицо целенаправленно увеличивают расходы последнего, чтобы финансово обременить истца в качестве «своеобразной санкции».

Отсутствие этих критериев в резолютивной части значительно снижает перспективу пересмотра дела заявителей, на возможность которого указал КС. «Не ясно, каким образом заинтересованное лицо может способствовать принятию решения в своих интересах, если обязанность по защите принятого решения органа власти лежит на органе власти, а не на заинтересованном лице»,— сказал “Ъ” один из заявителей Николай Лаврентьев.

Отметим, что Институт законодательства и сравнительного правоведения (ИЗИСП) при правительстве РФ сообщал в связи с этим делом КС, что подход ВС не является универсальным и не может распространяться на случаи, когда заинтересованное лицо защищает свои частные интересы, а оспоренная норма нуждается в законодательных поправках с учетом всех правовых связей, статусов и интересов. В заключении ИЗИСП отмечалось, что истцам в случае их победы взыскивать издержки с заинтересованного лица КАС не позволяет, так что оно, прилагая усилия в спорах на стороне власти, помогая усилить позицию чиновников или компенсировать ее неубедительность, ничем не рискует. Обременение, возложенное на градозащитников в данном деле, умаляет их право на судебную защиту, указывал ИЗИСП. Не исключил «законодательного совершенствования» оспоренной нормы и полпред правительства Михаил Барщевский. Однако КС требовать внесения законодателем поправок не стал.

Старший юрист BGP Litigation Олег Хмелевский говорит, что не увидел в постановлении определенности толкования оспоренной нормы. «Условие, что заинтересованное лицо не участвовало в процессе с целью воспрепятствования доступа к правосудию,— это оценочная категория: для настоящей и справедливой работы данной нормы необходима независимость судебной власти от исполнительной власти, а в настоящее время такой независимости нет»,— говорит он. Суды могут способствовать созданию дополнительных барьеров для граждан на доступ к правосудию и снижению их правозащитной активности, отмечает эксперт. Впрочем, по его словам, нередки случаи, когда общественные деятели судятся для извлечения собственной выгоды, принося колоссальные убытки для застройщиков.

Руководитель судебной практики Института права и публичной политики Григорий Вайпан считает, что постановление КС «затрудняет доступ к правосудию для граждан и поощряет существующую практику, когда заинтересованные лица по договоренности с госорганами взыскивают судебные расходы, чтобы проучить граждан-истцов». «На практике ходатайство о взыскании судебных расходов в пользу заинтересованных лиц используется как элемент устрашения»,— отмечает эксперт. «Граждане в административных делах являются слабой, менее защищенной стороной, поэтому на государство возлагается обязанность обеспечить определенную процессуальную справедливость — к примеру, путем предоставления определенного иммунитета на взыскание судебных расходов»,— говорит юрист «Апологии протеста» Александр Передрук. Господин Передрук еще в 2015 году пытался обжаловать взыскание расходов Смольного, после того как ему не удалось оспорить отказ в согласовании демонстрации на Невском проспекте и чиновники взыскали с него издержки. КС его жалобу тогда рассматривать отказался.

Анна Пушкарская, Андрей Райский, kommersant.ru