Об изменениях, внесенных В Гражданский кодекс

Продолжим рассказ об изменениях, внесенных В Гражданский кодекс (первую и вторые части), которые вступили в силу с 01 июня 2018 г.

Тема обзора - Договор цессии, а именно § 1. Переход прав кредитора к другому лицу  Главы 24. ПЕРЕМЕНА ЛИЦ В ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕ

из Статьи 382. Основания и порядок перехода прав кредитора к другому лицу в ч.2 убран абзац об оспаривании цессии, в случае если договором был предусмотрен запрет уступки, сделка по уступке может быть признана недействительной по иску должника только в случае, когда доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать об указанном запрете.

Статья 386 Возражения должника против требования нового кредитора дополнена фразой: " Должник в разумный срок после получения указанного уведомления обязан сообщить новому кредитору о возникновении известных ему оснований для возражений и предоставить ему возможность ознакомления с ними. В противном случае должник не вправе ссылаться на такие основания." Таким образом, после получения сообщения об уступки права требования, Должник должен действовать быстро. Ибо, разумный срок понятие растяжимое.

Дополнена ч.4 Статьи 388. Условия уступки требования абзацем следующего содержания: "Если договором был предусмотрен запрет уступки права на получение неденежного исполнения, соглашение об уступке может быть признано недействительным по иску должника только в случае, когда доказано, что другая сторона соглашения знала или должна была знать об указанном запрете".

Мы видим, что в защите отказано добросовестному приобретателю права требования, а эта самая защита добросовестного кредитора, появилось только по неденежному праву требования,

Статья 390. Ответственность цедента допонена чрезвычайно интересным абзацем: "Если иное не предусмотрено законом, договор, на основании которого производится уступка, может предусматривать, что цедент не несет ответственности перед цессионарием за недействительность переданного ему требования по договору, исполнение которого связано с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, при условии, что такая недействительность вызвана обстоятельствами, о которых цедент не знал или не мог знать или о которых он предупредил цессионария, в том числе обстоятельствами, относящимися к дополнительным требованиям, включая требования по правам, обеспечивающим исполнение обязательства, и правам на проценты.

Соглашение об уступке могут признать недействительным, только если доказано, что другая сторона соглашения знала или должна была знать об этом запрете (п. 4 ст. 388 ГК РФ). Как правило, доказать это сложно, особенно если было уступлен "пакет" требований из десятков и сотен договоров. В этом случае трудно ожидать, что новый кредитор ознакомился со всеми договорами. В пользу доказанности знания о запрете на уступку может указывать аффилированность, взаимозависимость между прежним (прежними) и новым кредиторами.
Следовательно, вероятность того, что новый кредитор будет добросовестным, высока, и это сводит на нет правовой эффект условия о запрете на уступку.

Прогноз

Отметим, что идея защиты добросовестного нового кредитора была отражена в п. 8 Проекта Постановления Пленума ВС РФ "О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки". ВС РФ предполагал использовать по аналогии абз. 2 п. 2 ст. 223 ГК РФ, который предоставляет добросовестному приобретателю недвижимого имущества право собственности, если настоящий собственник не может истребовать у него это имущество.

Проект ВС РФ иллюстрировал эту защиту на следующем примере: если последовательные соглашения об уступке требования передачи помещения, возникшего из договора участия в долевом строительстве, были зарегистрированы, конечный цессионарий вправе ссылаться на добросовестное приобретение требования, несмотря на то, что соглашение об одной из предшествующих уступок этого права является недействительным.
Полагаем, что, хотя это разъяснение не вошло в итоговый текст Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 54, его можно применять к договорам, в которых есть запрет на уступку неденежного требования, заключенным после 01.06.2018.

3. Смягчена ответственность цедента перед цессионарием за недействительность переданного ему требования. С 01.06.2018 допущена возможность установить в договоре, что цедент не несет ответственности перед цессионарием за недействительность переданного ему требования по договору, исполнение которого связано с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, при условии, что такая недействительность вызвана обстоятельствами, о которых цедент не знал или не мог знать либо такими о которых он предупредил цессионария (п. 1 ст. 390 ГК РФ).

Все перечисленные поправки снижают юридические риски оборота прав требования, уменьшены риски как цедента, так и цессионария. При этом на должника возложена дополнительная обязанность, которая также снижает риски для нового кредитора.

Ирина Мосягина, руководитель юридической службы ООО "A&B Legal"