Для взыскателей, должников и приставов

Определение ВС РФ от 05.02.2019 N 5-КГ18-294 вероятно будет иметь большое практическое значение. Кратко ВС сказал:
убытки с пристава можно взыскать, даже если исполнительное производство не закончено.

Фабула дела в изложении ВС: на протяжении пяти месяцев с момента возбуждения исполнительного производства должник обладал денежными средствами, на которые могло быть обращено взыскание, однако судебный пристав-исполнитель не совершил необходимые действия, направленные на обращение взыскания на эти денежные средства.

Разрешая настоящий спор, суд первой инстанции не дал какой-либо оценки указанным обстоятельствам, имеющим существенное значение для определения наличия или отсутствия причинно-следственной связи между бездействием судебного пристава-исполнителя и невозможностью исполнения решения суда, чем нарушил положения части 1 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Также суд не учел, что само по себе продолжение исполнительного производства не является препятствием для возмещения убытков, причиненных взыскателю бездействием судебного пристава-исполнителя.

Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 85 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 ноября 2015 г. N 50, если в ходе исполнительного производства судебный пристав-исполнитель не осуществил необходимые исполнительные действия по исполнению исполнительного документа за счет имевшихся у должника денежных средств или другого имущества, оказавшихся впоследствии утраченными, то на истца по иску о возмещении вреда, причиненного незаконным бездействием судебного пристава-исполнителя, не может быть возложена обязанность по доказыванию того обстоятельства, что должник не владеет иным имуществом, на которое можно обратить взыскание.

Суд должен установить, имеется ли иное имущество, обращение взыскания на которое позволило бы в разумный срок удовлетворить требования взыскателя. При этом обязанность по доказыванию наличия такого имущества возлагается на судебного пристава-исполнителя.

Между тем суд первой инстанции, распределив бремя доказывания в нарушение указанных выше разъяснений Верховного Суда Российской Федерации, неправомерно возложил на истца обязанность доказать невозможность исполнения решения суда.

Суд апелляционной инстанции ошибки нижестоящего суда не исправил.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит нужным отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 февраля 2018 г. и направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.
Правовое обоснование ВС:

В соответствии со статьей 2 Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" (далее - Закон об исполнительном производстве) задачами исполнительного производства являются правильное и своевременное исполнение судебных актов, актов других органов и должностных лиц, а в предусмотренных законодательством Российской Федерации случаях исполнение иных документов в целях защиты нарушенных прав, свобод и законных интересов граждан и организаций.
Исполнительное производство осуществляется на принципах законности и своевременности совершения исполнительных действий, применения мер принудительного исполнения (пункты 1 и 2 статьи 4 Закона об исполнительном производстве).

Согласно абзацу второму пункта 1 статьи 12 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 118-ФЗ "О судебных приставах" (далее - Закон о судебных приставах) в процессе принудительного исполнения судебных актов и актов других органов, предусмотренных федеральным Законом об исполнительном производстве, судебный пристав-исполнитель принимает меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов.

Частью 1 статьи 36 Закона об исполнительном производстве установлено, что содержащиеся в исполнительном документе требования должны быть исполнены судебным приставом-исполнителем в двухмесячный срок со дня возбуждения исполнительного производства.

В силу части 2 статьи 119 этого же федерального закона заинтересованные лица вправе обратиться в суд с иском о возмещении убытков, причиненных им в результате совершения исполнительных действий и (или) применения мер принудительного исполнения.

Аналогичные положения содержатся в пунктах 2 - 3 статьи 19 Закона о судебных приставах, регулирующей вопрос об ответственности судебных приставов за противоправные действия, повлекшие причинение ущерба. Ущерб, причиненный судебным приставом гражданам и организациям, подлежит возмещению в порядке, предусмотренном гражданским законодательством Российской Федерации.

Согласно разъяснениям, содержащимся в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 ноября 2015 г. N 50 "О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства" (далее - постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 ноября 2015 г. N 50), защита прав взыскателя, должника и других лиц при совершении исполнительных действий осуществляется по правилам главы 17 Закона об исполнительном производстве, но не исключает применения мер гражданской ответственности за вред, причиненный незаконными постановлениями, действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя (пункт 80).
Гражданско-правовая ответственность за вред, причиненный незаконными действиями (бездействием) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, подлежит возмещению на основании статей 16 и 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В силу статей 16, 1069 Гражданского кодекса убытки, причиненные гражданину незаконными действиями (бездействием) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, подлежат возмещению за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.
Согласно пункту 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине (пункт 2 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации).
По смыслу указанных выше норм, для правильного разрешения дела суду надлежало установить наличие или отсутствие вины в действиях (бездействии) судебного пристава-исполнителя, в частности то, были ли предприняты судебным приставом-исполнителем в установленный законом срок исчерпывающие меры к выявлению денежных средств должника на счетах в банках с целью обращения на них взыскания, а также, была ли утрачена возможность исполнения исполнительного документа в настоящее время и возникли ли у истца убытки вследствие виновных действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя.

Ирина Мосягина, руководитель юридической службы ООО "A&B Legal"