Для строителей, а на самом деле для всех

В феврале АРБИТРАЖНЫЙ СУД МОСКОВСКОГО ОКРУГА принял два дополняющих друг друга постановления, которые можно рассматривать как складывающуюся судебную практику относительно претензий. (ПОСТАНОВЛЕНИЕот 27 февраля 2018 г. по делу N А41-39727/2017, ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 2 февраля 2018 г. по делу N А40-233364/2016).
В ПОСТАНОВЛЕНИИ от 2 февраля 2018 г. по делу N А40-233364/2016 рассматривается случай, часто возникающий при исполнении договоров подряда.

Обращаясь в суд с иском, истец указал на неисполнение ответчиком обязательства по оплате работ. Истцом ответчику направлялась претензия с требованием о производстве окончательного расчета по договору, которая была оставлена ответчиком без удовлетворения. Встречные исковые требования мотивированы причинением ответчику убытков в связи с выполнением истцом некачественных работ. Заказчик направил в адрес подрядчика другую претензию как мотивированный отказ от приемки работ.

Как отметил суд кассационной инстанции, Удовлетворяя первоначальные исковые требования, суды руководствовались ст. ст. 309, 310, 330, 702, 711, 720 Гражданского кодекса Российской Федерации и исходили из того, что претензия не может быть квалифицирована как мотивированный отказ ответчика от приемки работ, поскольку она не отвечает требованиям договора и была направлена истцу в целях соблюдения претензионного порядка разрешения спора. суды обоснованно пришли к выводу, что спорные работы по договору считаются принятыми и подлежат ответчиком оплате в полном объеме согласно условиям договора. Отказывая в удовлетворении встречного иска, суды в соответствии со ст. ст. 15, 393, 723 Гражданского кодекса Российской Федерации указали на то, что в материалы дела не представлено доказательств выполнения истцом работ с отступлением от предусмотренных договором условий.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 27 февраля 2018 г. по делу N А41-39727/2017 отмечает, что, оставляя иск без рассмотрения,суд  исходил из требований пункта 2 части 1 статьи 148 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и указал на отсутствие доказательств соблюдения истцом обязательного претензионного порядка урегулирования спора, с учетом того, что право соблюдение претензионного порядка разрешения спора подразумевает собой не просто формальное направление требования другой стороне, а предоставление ей возможности в установленный законом срок разрешить обращение заявителя и дать на него мотивированный ответ.

Суд кассационной инстанции отметил, что  в материалы дела в качестве доказательства соблюдения претензионного порядка истцом представлена досудебная претензия, а в подтверждение направления данной претензии представлена копия описи вложения в ценное письмо, из которого следует, что претензия направлена непосредственно по адресу: 629300, ЯНАО, г. Новый Уренгой, ул. Набережная, д. 47 "А", а/я 1077 (л. д. 39). При этом, судом апелляционной инстанции установлено, что согласно выписке из ЕГРЮЛ юридическим адресом ответчика является: 141800, Московская область, Дмитровский район, г. Дмитров, ул. Старо-Рогачевская, дом 34а, тогда как истец доказательств направления данной претензии в адрес ответчика не представил, а направление указанной претензии не по юридическому адресу ответчика, не является доказательством соблюдения обязательного досудебного порядка урегулирования спора.

Хочется отметить, что даже если в договоре указывается адреса для отправки корреспонденции, которые не совпадают с юридическим. и предусматривают и электронный обмен документами, лучше дублировать сообщения, направлять их на все известные адреса контрагента, обязательно включая юридический.

Ирина Мосягина, руководитель юридической службы ООО "A&B Legal"