Правительство обсуждает тактические отступления от бюджетного правила

На совещании у Владимира Путина с правительством и главами регионов обсуждалось в основном выполнение его поручений (оплата работы врачей, соцвыплаты) и первого и второго пакета поддержки экономики (решения апреля-мая 2020 года). Михаил Мишустин впервые после госпитализации 30 апреля присутствовал на совещании в качестве действующего премьер-министра: президент во вторник отменил действие указа от той же даты о назначении исполняющим обязанности премьер-министра первого вице-премьера Андрея Белоусова.

Впрочем, из выступления господина Мишустина следовало, что по крайней мере в последнюю неделю он вполне полноценно работал именно как премьер-министр: так, он упомянул состоявшееся в пятницу, 15 мая, совещание в правительстве с участием главы ЦБ Эльвиры Набиуллиной по национальному плану восстановления экономики после завершения острой фазы коронавирусной пандемии. Михаил Мишустин пояснил, что в ближайшее время правительство представит проект плана (по поручению президента, это должно произойти до 1 июня), в пятницу обсуждались в том числе новые отраслевые меры поддержки — по данным “Ъ”, скорее среднесрочные и долгосрочные, чем те, что сформулированы в первом и втором пакетах поддержки экономики и сейчас формулируются в третьем пакете.

«Интерфакс» 19 мая опубликовал некоторые положения рабочих вариантов плана — они, по словам источника агентства, обсуждались на совещании в правительстве в этот понедельник. В пресс-службе правительства отказались их подтвердить или опровергнуть. По данным “Ъ”, речь идет о цитатах из документа Минэкономики 14–15 мая, обсуждавшихся в том числе в отраслевых объединениях — эта версия, по неподтвержденным данным “Ъ”, 15 мая рассматривалась на совещании у премьер-министра Михаила Мишустина и была отправлена на доработку как «сырая».

Неизвестно, какие элементы плана в настоящий момент находятся в работе, а какие уже исключены из него — по данным “Ъ”, ведомствам Белого дома поручено акцентироваться именно на новых идеях отраслевой поддержки: они в предыдущих версиях оценены как недостаточные.

Проект плана, цитируемый «Интерфаксом», основан в этой части на идее дальнейшего смягчения фискальной политики. Напомним, списание части налоговых платежей во втором квартале 2020 года для отдельных отраслей и снижение ставки соцплатежей для малого и среднего бизнеса вместе с мерами первого и второго пакетов поддержки оценивались в 2,1% ВВП. В данной версии предполагается смягчение фискальной политики «в размере более 10% ВВП» и рост дефицита консолидированного бюджета в 2020 году на уровне около 8,5% ВВП — в эту цифру включается и итог сделки правительства с ЦБ по контрольному пакету акций Сбербанка (около 1% ВВП), и «забалансовая» докапитализация Сбербанка и ВЭБ (0,5% ВВП),— то есть речь идет о дефиците консолидированного бюджета на уровне 7% ВВП.

Речь идет о дефиците именно консолидированного бюджета. По данным “Ъ”, в правительстве считают рациональными оценки главы Минфина Антона Силуанова середины мая 2020 года о том, что дефицит федерального бюджета может составить 4% ВВП при снижении самого ВВП на 5%. Источник покрытия примерно половины федерального дефицита — перераспределение текущих федеральных расходов (так, Владимир Путин во вторник констатировал, что по объективным причинам в 2020 году не будут использованы «некоторые» госпрограммы). Очевидно, что для нахождения покрытия на еще 2–3 трлн руб. дефицита, а тем более на 7–8 трлн руб. при более высоком дефиците федерального бюджета (6% ВВП) недостаточно только ресурсов Фонда национального благосостояния — его использование ограничено «бюджетным правилом».

Временная отмена «бюджетного правила» также возможна, но по крайней мере в рабочих планах правительства середины мая 2020 года предполагалась только техническая отмена части его положений — если в 2020 году цена нефти будет выше, чем $42,5 за баррель («цена отсечения»), то доходы этого периода от нефтегазового экспорта будут не зачисляться в ФНБ, а расходоваться прямо. Впрочем, при сильном дефиците федерального бюджета закрыть его размещением госдолга, видимо, будет напрямую очень сложно. Рынок вряд ли сможет поглотить еще 4–5 трлн руб. ОФЗ и даже евробумаг (напомним, санкции продолжают действовать). Впрочем, возможен вариант, в котором при размещении госдолга банки смогут рефинансировать его в анонсированных ЦБ июньских операциях по долгосрочному репо (на год и на месяц). В этом случае «отмена “бюджетного правила”», позволяющая Белому дому поддерживать экономику по бюджетному каналу, должна привести к парадоксальному эффекту — укреплению, а не ослаблению курса рубля.

Отметим, заимствовать или тратить ФНБ больше, чем предполагалось, Белому дому, видимо, необходимо не из-за федерального дефицита, а из-за ожидаемого обвала доходов региональных бюджетов — регионы вряд ли могут занимать необходимые им суммы на поддержку отраслей и внутреннего спроса, и потребность в федеральных трансфертах будет очень высока. Впрочем, очень значительная часть дефицита консолидированного бюджета будет до некоторой степени условной — в основном речь идет о госгарантиях по кредитам, а не о выплатах «настоящими» деньгами. Кроме того, объем прямой поддержки экономики в 2020–2021 годах будет прямо зависеть от спада ВВП во втором квартале 2020 года. Росстат во вторник дал первую оценку ВВП по первому кварталу — 1,6% роста, это выше ожиданий.

Квартальные консенсус-прогнозы, рассчитанные Центром развития ВШЭ, предполагают спад во втором квартале на 10,7% с очень широким диапазоном оценок — от минус 6% до минус 16,9%.

Министр экономики Максим Решетников во вторник отметил, что, по оценкам ведомства, спад ВВП будет меньше, чем предполагалось ранее.

Таким образом, совокупный объем поддержки экономики правительством, который будет реально востребован, может быть сильно завышен. С некоторой вероятностью идея «приостановки “бюджетного правила”» к июню—июлю перестанет обсуждаться — потери от этого, даже тактическоие, могут быть очень велики, ранее Минфин и ЦБ не допускали даже дискуссий на эти темы.

Дмитрий Бутрин, Алексей Шаповалов, kommersant.ru