Некоторые причины обострения политики Лондона в отношении России

Вопрос, почему последние действия британских властей по очернению России перешли все допустимые пределы международного общения, не является риторическим. Антироссийская риторика правительства Терезы Мэй  стала следствием трудных переговоров англичан с европейскими партнерами, которые привели к непростому положению кабинета премьера. Британское правительство, как впрочем, и Консервативная партия, и Вестминстер в целом, все еще неспособны найти консенсус по спорным вопросам выхода Великобритании из ЕС.

Двенадцатого ноября 2017 года 40 консерваторов подписали письмо о недоверии премьер-министру и призвали ее уйти в отставку. Для запуска процедуры голосования о перевыборах лидера партии консерваторам не хватило лишь восьми голосов (они могут добавиться уже в нынешнем мае после местных выборов, где ожидаются неприятные для консерваторов результаты). Рейтинг Мэй практически сравнялся с рейтингом ее оппонента – лейбориста Джереми Корбина, причем как партия лейбористы уже опередили консерваторов по популярности – по последним соцопросам разрыв составляет 3-5 пунктов.

Для сохранения стабильной внутриполитической обстановки и укрепления собственных позиций все последние месяцы премьер пыталась решить в госаппарате кадровый вопрос.

Осенью 2017 года британское правительство покинули два министра – глава военного ведомства Майкл Фэллон и министр по вопросам международного развития Прити Пател. Далее из-за несоблюдения профессионального кодекса поведения последовало вынужденное увольнение Дэмиана Грина, первого министра в ранге заместителя премьер-министра и товарища Тэрезы Мэй еще с университетских времен. В январе 2018 года премьер-министр сменила всех без исключения высших должностных лиц своей канцелярии. Примечательно, что глава правительства оставила на прежних должностях министра финансов Филиппа Хаммонда, министра иностранных дел Бориса Джонсона, министра внутренних дел Эмбер Радд, министра по выходу Британии из ЕС Дэвида Дэвиса. В целом, согласно докладу Института исследований правительства Великобритании (Institute for Government), после досрочных выборов 2017 года 71 % министров и замминистров (85 из 122) впервые назначены на занимаемые должности.

Пока же перестановки в правительстве не привели к ожидаемому результату. Оставив на постах «тяжеловесов» и зачистив среднее звено на уровне заместителей министра, Мэй столкнулась с еще большим осложнением работы своего кабинета – новые назначения и межведомственное соперничество калькой легли на внутрипартийные баталии. Британские и европейские СМИ оценили кадровые перестановки главы правительства как «слабость» и «фарс», а также указали на необходимость решительных мер по «сплочению нации».

Дело в том, что за год переговоры Лондона и Брюсселя о выходе из Европейского союза не обозначены конкретными договоренностями. Все сильнее на Лондон давят евробюрократы, переставшие скрывать свое недовольство по отношению к Соединенному Королевству за подрыв долго формировавшегося западного единства. Так, 13 марта, выступая в Европарламенте, председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер отметил, что Великобритания пожалеет о своем решении выйти из состава объединения. О том же заявил представитель Европарламента по вопросам переговоров о выходе Британии из ЕС Ги Верхофстадт, призвавший Лондон перейти от «лозунгов и заявлений» к переговорам по сути, на которые, следует отметить, остался всего лишь год.

В конце октября прошлого года правительство Соединенного Королевства заявило о проведении окончательной экономической оценки влияния Brexit на 58 секторов экономики страны. Оно отказалось публиковать этот отчет под предлогом обеспечения безопасности приближающихся к тому моменту переговоров с Брюсселем. После просьбы парламентариев представить документ по крайней мере в Вестминстер, министерство по выходу Британии из ЕС под руководством Дэвида Дэвиса заявило, что имеет возможность «удержать информацию, угрожающую интересам общества».

В нынешнем феврале достоянием общественности стал правительственный доклад англичан, где приводятся последствия выхода СК из Евросоюза для национальной экономики. Там, в частности, отмечается, что если переговоры о торговом соглашении с ЕС завершатся безрезультатно (достаточно вероятный на сегодняшний день сценарий), то это приведет к росту розничных цен в СК на 21%, продовольственная инфляция составит 17%, автомобили подорожают на 14%. Для покрытия дефицита бюджета Лондону придется заимствовать дополнительные 120 млрд фунтов в течение 15 лет после марта 2019 года. Причем выход Британии из Евросоюза без торгового соглашения больнее всего ударит по английским регионам, активнее всего поддержавшим выход из союза. Так, северо-восток Англии и Западный Мидленд, голосовавшие за выход, могут потерять 16% и 13% своего экономического роста. Лондон же, где 60% голосовали против, потеряет 1–4% прироста ВВП. А возможное заключение соглашения о свободной торговле с США при самом оптимистичном прогнозе подстегнет ВВП страны лишь на 0,2%.

Выход в свет аналитических документов британского правительства совпал с публикацией предварительных предложений Брюсселя об условиях переходного периода (2019-2021 гг.). Документ, в частности, предусматривает возможность введения странами ЕС экономических санкций против Великобритании без решения Европейского суда при нарушении ею условий соглашения (вероятно, речь может идти об ограничении прав граждан ЕС). Санкции могут затронуть «отдельные привилегии в рамках внутреннего рынка», включая тарифы на отдельные товары, дополнительные таможенные проверки или ограничение авиасообщения.

В целом, о негативных для Лондона последствиях при любом сценарии выхода Британии из ЕС говорится в докладах европейских, американских и британских экспертов.

На конференции в Люксембурге 7 марта был представлен разгромный документ об отношениях Евросоюза с Великобританией после ее выхода из состава объединения. О его содержании британцам евробюрократы сообщили заблаговременно. Одновременно председатель Евросовета Дональд Туск направил лидерам 27 стран-членов ЕС официальное письмо, где указывалось, что с момента, когда Соединенное Королевство перестанет быть частью таможенного союза и внутреннего рынка Европейского союза, усиление противоречий Лондона в торговых отношениях с Брюсселем станет «неизбежно».

Таким образом, антироссийская линия Британской Короны не случайна, а рационально просчитана. Последние действия премьер-министра Соединенного Королевства и ее окружения можно считать очередной попыткой восстановления равновесия на общеевропейском, внутриполитическом и внутрипартийном фронтах. «Противодействие России» является для англичан хорошим обоснованием в меняющемся сегодня экономическом ландшафте, при том, что властям хотелось бы восстановить имперское реноме страны. На начальном этапе для этого нужно сохранить единство Запада.

В перспективе британские власти попробуют загнать европейских союзников в гонку вооружений в интересах английского и (по дружбе) американского военно-промышленного комплекса. Вероятно, Лондон обсудит еще несколько антироссийских уток в рамках НАТО, где Британии после выхода из ЕС очень нужно поддерживать передовые позиции. Сомнений в этом почти нет, так как альянс в своем существовании призван противодействовать России.

Пока же очевидным для Туманного Альбиона остается пробуксовка Brexit и предъявленный европейцами гигантский счет по его оплате, который в складывающейся непростой внутриполитической ситуации сильно ухудшает настроение госпожи Мэй.

Анна Виловатых, riss.ru