Как устроено несогласование митингов и других протестных акций

С точки зрения российского законодательства, любая спонтанная акция незаконна, если в ней участвует больше одного человека. О подобных мероприятиях нужно заранее предупреждать органы власти, которые обязаны обеспечить безопасность и помочь донести требования митингующих до адресатов.

Что происходит в реальности? В законе речь идет об уведомлении, но на деле недостаточно предупредить об акции: нужно еще и получить согласие властей. Мэрии придумывают абсурдные поводы, чтобы запретить людям выражать свое мнение. Получив от мэрии документ об отсутствии согласования акции, суды штрафуют и сажают под арест участников мирных демонстраций. Законодатели вводят все более суровые наказания за участие в акциях, на которые не получено разрешения властей. В новостных заголовках акции называют «несогласованными», «несанкционированными» и «незаконными».

Процедура согласования — это скрытый инструмент управления митингами и пикетами со стороны органов власти. Оставаясь невидимой, она определяет, как пройдет публичное мероприятие и как о тех или иных выступлениях расскажут СМИ, а иногда даже вершит судьбы участников акций. В эту сферу редко кто отваживается заглядывать — слишком уж все запутано и требует погружения в бюрократические подробности процесса. Самое время это сделать.

Этот текст не является инструкцией по организации акции: правил, которые бы гарантировали, что акция будет согласована, не существует. Скорее, мы предлагаем анализ акторов и инструментов системы несогласования: кто и каким образом придает мирным выступлениям статус неправильных, незаконных, нарушающих общественный порядок — в правовом, а затем и медийном поле; вытекает ли этот статус из российских законов или является следствием их нарушения.

Мы изучили требования законодательства и подзаконных актов разных уровней, от федеральных до муниципальных, и посмотрели, как они применяются на практике. Сделать это оказалось не просто: власти, как правило, не стремятся раскрывать данные, которые могли бы прояснить масштабы и причины отказов в согласовании. Хотя сбор этих данных, очевидно, ведется: так, из доклада уполномоченного по правам человека за 2014 год нам известно, что количество отказов в согласовании мероприятий в этот год варьировалось от 8,5% в Екатеринбурге до почти четверти (!) — 23% — в Самаре. В марте 2016 года первый замминистра внутренних дел Александр Горовой открыто заявил: «Мы заметили возросшее количество отказов в проведении митингов и демонстраций, возрастает количество несогласований». Даже эти отрывочные официальные данные показывают, что далеко не все мероприятия, о которых организаторы уведомляют власти, удается согласовать и провести законно. Но чтобы понять причины, по которым это происходит, необходимо изучить отдельные истории неудачных переговоров между организаторами и властями, рассмотрев аргументы обеих сторон.

Нагляднее всего сложности с согласованием проявляются во время подготовки всероссийских протестных акций: из-за протестной тематики власти больше заинтересованы в том, чтобы мероприятия не состоялись, а организаторам особенно важно провести мероприятие в определенный день. Выводы о практике отказов в согласовании мы основываем на наблюдениях за подготовкой двух таких акций: «антикризисной» «Весны», запланированной на 1 марта 2015 года, и антикоррупционных протестов 26 марта 2017 года.

Первая акция была отменена после убийства вечером 27 февраля сопредседателя партии «РПР-Парнас» Бориса Немцова. Вторая, организованная два года спустя, сопровождалась массовыми задержаниями: более полутора тысяч человек были задержаны по всей России. Этому предшествовали отказы в согласовании акций в нескольких десятках городов.

В течение первых дней после акции 26 марта только в Москве по обвинению в неповиновении законным требованиям полицейских административные аресты были присуждены 64 задержанным демонстрантам, суммарным сроком на 646 дней, а общая сумма штрафов за первый месяц превысила пять миллионов рублей. В отношении десяти участников антикоррупционных акций были возбуждены уголовные дела.

Исследование опирается на собранную ОВД-Инфо в 2015 году информацию: наши собственные опросы организаторов «Весны», их записи в группах в Facebook и Вконтакте и комментарии СМИ, а также уведомления, поданные в 2017 году, и ответы на них со стороны местных властей. Документы по согласованию антикоррупционных акций в 43 городах были предоставлены региональными властями по запросу президентского Совета по правам человека в ходе подготовки доклада о свободе собраний в России в 2017 году. В отдельных случаях использовались также аргументы сторон из текстов судебных решений. Цитаты из документов и комментарии организаторов приводятся в первоначальном виде — с сохранением порядка слов, орфографии и пунктуации оригинала.

Коммуникация с органами власти по согласованию акции начинается с подачи уведомления. Российское законодательство запрещает проводить публичные мероприятия с участием более одного человека, если оно предварительно не согласовано с властями. Сообщить властям о намерении провести акцию нельзя ни слишком рано, ни, наоборот, в последний момент — закон о митингах жестко ограничивает сроки, оставляя организатору на это всего несколько дней.

Федеральный закон определяет, какая именно информация должна содержаться в уведомлении:

    дата подачи уведомления;
    цель и форма публичного мероприятия;
    место, время и дата его проведения;
    предполагаемое количество участников;
    имя организатора, его место жительства (или местонахождение) и номер телефона;
    имена лиц, «уполномоченных организатором выполнять распорядительные функции по организации и проведению» акции;
    формы и методы обеспечения общественного порядка и медицинской помощи;
    намерение использовать звукоусиление, а также транспортные средства.

Девять пунктов, расписанных не слишком детально. И с любым из них могут возникнуть проблемы.

доклад полностью: ovdinfo.org