Патриотизм — сфера жесткой конкуренции

Митрополит Константин (Горянов). Журнал "Конкуренция и рынок", октябрь 2016, №5 (78)

Патриотизм — это старинная философская категория, образованная от греческого существительного πατριώτης (соотечественник) и латинского суффикса — ismus. Как уже справедливо указывалось в журнале «Конкуренция и рынок» (№ 1 (68). С. 95; материал проф. А.Л. Вассоевича) этот греко-латинский неологизм означает «со-отечественность», то есть соотнесенность с интересами своей Родины, своего Отечества. В обыденном сознании патриотизм прежде всего означает любовь к Отечеству и является родственным таким жизнеобеспечивающим понятиям, как отец, отчизна, отчий, соотечественник и др. В современных научных словарях патриотизм характеризуется как нравственно-политический принцип, социальное чувство.

В священных книгах чувству патриотизма приписывается божественное происхождение, и определяется оно как прирожденное духовное человеческое дарование. Всеобъемлющую суть патриотизма раскрывают слова Апостола Павла: «…преклоняю колени мои пред Отцем Господа нашего Иисуса Христа, от Которого именуется всякое отечество на небесах и на земле» (Еф. 3: 14–15). Святитель Филарет Московский, осмысливая пятую заповедь Господню о почитании родителей, раскрывает понятие патриотизма применительно к государственной организации народа: «Вместо родителей для нас являются: Отечество, потому что оно есть великое семейство, в котором Государь есть отец, а подданные — дети Государя и Отечества; пастыри и учителя духовные, потому что они учением и Таинствами рождают нас в жизнь духовную и воспитывают в ней; старшие по возрасту; благодетели; начальствующие в разных отношениях. Такая сложная, выверенная веками система иерархических взаимоотношений обеспечивала нашей и любой другой стране историческую устойчивость, гармоничное развитие и независимость.

Сегодня на свою погибель мир, кажется, очаровался процессом деградации: анонимными силами планомерно и достаточно легко размыкаются скрепы государственной системы, разрушаются традиционные основы человеческой цивилизации, сохранявшие свою крепость на протяжении тысячелетий. Известны трагические события в нашей стране в XX в., можно много привести новейших мировых примеров сокрушения государственного суверенитета — Ирак, Ливия, Украина, Сирия. Зачем это делается? Кто следующий? Вопросы непраздные для России, хорошо знающей, что такое «смутные времена» и «апокалипсисы революций». Актуальные сегодня эти вопросы, как безотлагательные, ставит руководитель России Владимир Путин и, видя их неисчерпаемость в исторической перспективе, вызывает на разговор в первую очередь молодежь.

«Мы сегодня поговорим о проблеме, которая давно назрела и часто на слуху, но вот так системно, пожалуй, не помню, чтобы она обсуждалась — вопрос о патриотическом воспитании молодежи. На самом деле, это разговор о главном: о ценностях, о нравственных основах, на которых мы можем и должны строить нашу жизнь, воспитывать детей, развивать общество, в конечном итоге укреплять нашу страну».

«Как показывает, в том числе и наш собственный исторический опыт, культурное самосознание, духовные, нравственные ценности, ценностные коды — это сфера жесткой конкуренции, порой объект открытого информационного противоборства, не хочется говорить агрессии, но противоборства, это точно, и уж точно хорошо срежиссированной пропагандистской атаки. И это никакие не фобии, ничего я здесь не придумываю, так оно и есть на самом деле. Это как минимум одна из форм конкурентной борьбы. Попытки влиять на мировоззрение целых народов, стремление подчинить их своей воле, навязать свою систему ценностей и понятий — это абсолютная реальность, так же как борьба за минеральные ресурсы, с которой сталкиваются многие страны, в том числе и наша страна. И мы знаем, как искажение национального, исторического, нравственного сознания приводило к катастрофе целых государств, к их ослаблению, распаду в конечном итоге, лишению суверенитета и к братоубийственным войнам».

Но для того, чтобы вступить в патриотическое противоборство, нужно представлять каждому участнику этой борьбы, что же такое патриотизм как национальное явление, осмыслить его во всей полноте, что сделать сложно не только потому, что при всем многообразии трудов в области патриотизма фундаментальных исследований данной проблемы мало, но и потому, что патриотизм по своей природе многоаспектен, многообразен в формах проявления, имеет для каждого человека личностные особенности, определяющиеся его гражданской позицией и отношением к своей стране.

Слово «патриот» по-русски впервые прозвучало при Петре I. Великий император этим термином хотел подчеркнуть и усилить главную идею своего царствования — идею служения Отечеству. В России изначально и в последующие века основной акцент ставился на военной стороне патриотизма. В процессе развития идей патриотизма его толкование ширилось, связывалось не только с военным аспектом, но и с гордостью за родную страну, славились ее победы на всех поприщах, духовные подвиги народа, воспитывалось почтение к отечественной истории, культуре и т. п. Хотя при различных социальных формациях идеи патриотизма подвергались различным толкованиям, вплоть до взаимоисключающих.

Так, например, «Поучения князя Владимира Мономаха детям» — не только памятник, отражающий идеалы Древней Руси, но и призыв к новому поколению любить свою Родину, защищать ее от врагов. В этом произведении нет слова патриотизм, но, по сути, «Поучение» содержит национально обоснованное нравственное начало, ядром которого является любовь к Родине. А вот революционер А.Н. Радищев считал, что настоящий патриот это тот, кто способен активно бороться с самодержавной Россией ради угнетенного народа, который, будучи не свободным, не может быть патриотичным. Славянофилы и западники считали, что самым главным аспектом сущности патриотизма являются интересы Родины (у тех и других по-разному понимаемые). Н. Бердяев, В. Соловьев, Н. Федоров и другие русские консервативные философы видели патриотические традиции в идеях самодержавности, соборности и мессианской роли нашего народа. Выдающийся деятель своего времени, патриот, меценат, историк, писатель граф Сергей Дмитриевич Шереметев, чьи труды еще ждут современного осмысления, видел воплощение патриотической идеи в процессе соединения современной России со Святой Русью, в защите русского дворянства и Церкви. Он был убежден, что «русское дворянство не есть отвлеченная формула, ни консервативная, ни либеральная. Оно — живая принадлежность русского народа, оно сословие его, которое находится в теснейшей связи с его государственной жизнью». И в предреволюционную эпоху, в годы формирования народного самосознания, писал: «нашим лозунгом должно быть известное изречение 1863 г., когда воспрянуло с такою силою народное самосознание. Изречение это незабвенно, как пожелание, чтобы «в новизах Твоего Царствования нам старина наша слышалась»!» Граф С.Д. Шереметев высказывал не только свою личную точку зрения, но и мнение дворянства, которое не хотело с крестьянством конфронтации, искусственно провоцируемой сторонними силами, и выступало за единение сословий. Особенно подчеркивалась важность «сближения с духовенством для обоюдной пользы и для воздействия ради возврата к тому прошлому, когда не было еще резкой обособленности духовенства». Граф писал: «В годину политической слабости России оно высоко держало перед народом знамя Отечества, и если наше Отечество вынесло междоусобие князей, татарское иго и внутренние неурядицы, то этим оно обязано прежде всего русскому духовенству».

Как говорил свт. Филарет Московский: «Люби врагов своих, сокрушай врагов Отечества, гнушайся врагами Божиими». Не погнушался русский народ врагами Божиими, и революционеры в 1917 г. захватили власть. Они выступили за категорический разрыв с любой русской стариной и церковной традицией, пропагандируя особый вид патриотизма, названный «революционный патриотизм рабочего класса». Внедрялась идея уничтожения старого мира и распространения во всемирном масштабе миссии большевизма, советскому народу исторически предназначалось быть основным плацдармом в строительстве коммунизма, служить его делу и распространению по всему миру. России как государству в этом проекте места не было. Как, не стесняясь, говорил Ленин: «А на Россию мне наплевать, ибо я большевик» — эта фраза была зафиксирована в разговоре Ленина с Бонч-Бруевичем советским дипломатом Георгием Соломоном (Исецким). Есть у вождя пролетариата и другие показательные высказывания, сохранившиеся в его записях. Например, ««Ивашек» надо дурить. Без одурачивания «Ивашек» мы власть не захватим»; «Интеллигенция — это не мозг нации, а говно»; «Нужно поощрять энергию и массовидность террора»; «Под видом «зеленых» (мы потом на них свалим) пройдем на 10–20 верст и перевешаем кулаков, попов, помещиков. Премия: 100 000 р. за повешенного»; «...чем большее число буржуазии и духовенства удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше» (11 августа 1918 г.).

Но за высказываниями следовали распоряжения. Есть немало документов-распоряжений под грифом «Строго секретно», в которых Ленин торопит Дзержинского, как можно быстрее покончить с попами и религией. Попов он рекомендует арестовывать как контрреволюционеров и саботажников, расстреливать беспощадно и повсеместно. И как можно больше. Ленин категоричен в вопросе обязательного и повсеместного закрытия церквей — рекомендует помещения храмов опечатывать и превращать в склады.

Вот письмо от 19 марта 1922 г. под грифом: «Ни в коем случае копий не снимать»: «Именно теперь и только теперь, когда в голодных местностях едят людей и на дорогах валяются сотни, если не тысячи, трупов, мы можем (и поэтому должны!) провести изъятие церковных ценностей с самой бешеной и беспощадной энергией и не останавливаясь перед подавлением какого угодно сопротивления. Именно теперь и только теперь громадное большинство крестьянской массы будет либо за нас, либо, во всяком случае, будет не в состоянии поддержать сколько-нибудь решительно ту горстку черносотенного духовенства и реакционного городского мещанства, которые могут и хотят испытать политику насильственного сопротивления советскому декрету.

Нам во что бы то ни стало необходимо провести изъятие церковных ценностей самым решительным и самым быстрым образом, чем мы можем обеспечить себе фонд в несколько сотен миллионов золотых рублей (надо вспомнить гигантские богатства некоторых монастырей и лавр). Без этого фонда никакая государственная работа вообще, никакое хозяйственное строительство в частности и никакое отстаивание своей позиции в Генуе в особенности совершенно немыслимы...

Один умный писатель по государственным вопросам справедливо сказал, что, если необходимо для осуществления известной политической цели пойти на ряд жестокостей, то надо осуществлять их самым энергичным образом и в самый кратчайший срок, ибо длительного применения жестокостей народные массы не вынесут…

Поэтому я прихожу к безусловному выводу, что мы должны именно теперь дать самое решительное и беспощадное сражение черносотенному духовенству и подавить его…

Чем большее число представителей реакционного духовенства и реакционной буржуазии удастся по этому поводу расстрелять, тем лучше. Надо именно теперь проучить эту публику так, чтобы на несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели и думать».

Статью целиком читайте в журнале "Конкуренция и рынок", октябрь 2016, №5 (78)