Исключения юрлица из реестра недостаточно, чтобы привлечь руководителя к субсидиарной ответственности

Исключения юрлица из реестра недостаточно, чтобы привлечь руководителя к субсидиарной ответственности.

Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 25.08.2020 N 307-ЭС20-180 по делу N А21-15124/2018

Требование: О привлечении к субсидиарной ответственности по долгам общества и взыскании убытков.

Краткая фабула дела: Истец полагает, что ответчик как руководитель и учредитель допустил ситуацию, при которой общество не вело хозяйственную деятельность, что привело к прекращению деятельности общества в административном порядке.

Общество с ограниченной ответственностью "Гранд Пегас" ( далее - общество, заемщик) не исполнило надлежащим образом свои обязательства перед обществом с ограниченной ответственностью "Микрокредитная компания ОТС-Кредит" (далее - общество "МКК ОТС-Кредит", компания, заимодавец) в рамках договора займа от 28.09.2016 N 55532/16, заключенного для обеспечения заявки на участие в открытом аукционе, что установлено вступившим в законную силу решением Арбитражного суда города Москвы от 23.03.2017 по делу N А40-8649/2017. Задолженность должником не погашена. На основании решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 1 по Калининградской области от 21.09.2018 общество было исключено из Единого государственного реестра юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ) как недействующее юридическое лицо. Учредителем и генеральным директором общества являлся гражданин М. Общество "ОТС-Кредит" (далее - истец), ссылаясь на положения статьи 53.1 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), пункта 3.1 статьи 3 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (далее - Закон об обществах), Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве), обратилось в Арбитражный суд Калининградской области с иском к М. (далее - ответчик) о привлечении к субсидиарной ответственности по долгам общества и взыскании с М. 1 428 466 рублей 26 копеек. Компания полагала, что М., как единоличный исполнительный огран общества, допустил ситуацию, при которой общество не вело хозяйственную деятельность, не сдавало отчетность, предусмотренную законодательством о налогах и сборах, не осуществляло операций по банковскому счету, что привело к прекращению деятельности организации в административном порядке. Истец также сослался на то, что факт неисполнения руководителем юридического лица обязанности по подаче заявления о признании должника банкротом в силу положений Закона о банкротстве является основанием для привлечения его к субсидиарной ответственности.

Решением Арбитражного суда Калининградской области от 03.04.2019 в удовлетворении исковых требований отказано. Отказывая в удовлетворении заявленных обществом "ОТС-Кредит" требований, суд первой инстанции исходил из недоказанности того, что невозможность погашения задолженности перед истцом явилась следствием недобросовестных и/или неразумных действий ответчика, уклонявшегося от погашения задолженности, скрывавшего имущество должника. Суд указал на отсутствие причинно-следственной связи между неисполнением обществом обязательств перед компанией и тем, что М, как руководитель общества, не обратился в арбитражный суд с заявлением о признании должника несостоятельным (банкротом), а также тем, что ответчик не воспрепятствовал исключению общества из ЕГРЮЛ.

Постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.07.2019, оставленным без изменения постановлением Арбитражного суда Северо-Западного округа от 05.11.2019, решение от 03.04.2019 отменено, иск удовлетворен. С М. в порядке субсидиарной ответственности в пользу общества "ОТС-Кредит" взыскано 1 428 466 рублей 26 копеек.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации считает, что имеются основания для отмены всех принятых по делу судебных актов и направления дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Решение: Дело направлено на новое рассмотрение,
так как обстоятельства, свидетельствующие о наличии или отсутствии причинно-следственной связи между действиями ответчика и тем, что долг перед кредитором не был погашен, судами не устанавливались, вопрос о наличии или отсутствии признаков неразумности или недобросовестности в действиях ответчика не исследовался.

Правовая позиция ВС: Для кредиторов юридических лиц, исключенных из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа на основании статьи 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон о государственной регистрации), законодателем предусмотрена возможность защитить свои права путем предъявления исковых требований к лицам, указанным в пунктах 1 - 3 статьи 53.1 ГК РФ (лицам, уполномоченным выступать от имени юридического лица, членов коллегиальных органов юридического лица и лиц, определяющих действия юридического лица), о возложении на них субсидиарной ответственности по долгам ликвидированного должника. Соответствующие положения закреплены в пункте 3.1 статьи 3 Закона об обществах.

Согласно указанной норме одним из условий удовлетворения требований кредиторов является установление того обстоятельства, что долги общества с ограниченной ответственностью перед кредиторами возникли из-за неразумности и недобросовестности лиц, указанных в пунктах 1 - 3 статьи 53.1 ГК РФ.

Само по себе исключение юридического лица из реестра в результате действий (бездействия), которые привели к такому исключению (отсутствие отчетности, расчетов в течение долгого времени), не является достаточным основанием для привлечения к субсидиарной ответственности в соответствии с положениями, закрепленными в пункте 3.1 статьи 3 Закона об обществах.

Кроме того, из принципов ограниченной ответственности и защиты делового решения (пункт 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.12.2017 N 53 "О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве"; далее - постановление Пленума N 53) следует, что подобного рода ответственность не может и презюмироваться, даже в случае исключения организации из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа на основании статьи 21.1 Закона о государственной регистрации. При разрешении такого рода споров истец должен доказать, что невозможность погашения долга перед ним возникла по вине ответчика в результате его неразумных либо недобросовестных действий.

Однако в рассматриваемом случае конкретные обстоятельства, свидетельствующие о наличии или отсутствии причинно-следственной связи между действиями ответчика как руководителя и учредителя должника и тем, что долг перед кредитором не был погашен, всеми судами не устанавливались. Вопрос о наличии или отсутствии признаков неразумности или недобросовестности в действиях ответчика судами также не исследовался.

В соответствии с положениями статьи 61.14 Закона о банкротстве, учитывая разъяснения, приведенные в пунктах 27 - 31 постановления Пленума N 53, наличие права на подачу заявления о привлечении к субсидиарной ответственности по основаниям, предусмотренным статьями 61.11 - 61.13 Закона о банкротстве, связано с наличием в отношении должника процедуры, применяемой в деле о банкротстве, в том числе и после завершения конкурсного производства или прекращения производства по делу о банкротстве в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве.

Однако в отношении общества какой-либо процедуры банкротства не применялось, оно исключено из ЕГРЮЛ в административном порядке по правилам статьи 21.1 Закона о государственной регистрации.


Ирина Мосягина, руководитель юридической службы ООО "A&B Legal"