За 2017 год число банкротств физических лиц в Петербурге и Ленобласти выросло в три раза

Согласно данным Единого федерального реестра сведений о банкротстве, всего в 2017 году несостоятельными в этих двух регионах были признаны 1384 человека (в 2016 году — 475 человек). По мнению юристов, в этом году темп роста числа личных банкротств сохранится на высоком уровне, что крайне невыгодно банковской отрасли.

По данным ЦБ, общий объем задолженности физических лиц перед банками в Петербурге по состоянию на 1 ноября 2017 года составлял 575 млрд руб., из которых 35 млрд руб. приходилось на просроченные долги. Годом ранее задолженность составляла 500 млрд руб., (с 34 млрд руб. «просрочки»).

В сопоставлении с объемом просроченной задолженности общее число банкротств, несмотря на его трехкратный годовой рост, невелико, считает партнер юридической фирмы «Дювернуа Лигал» Александр Арбузов.

Однако, как полагает генеральный директор «Юридического бюро № 1» Юлия Комбарова, рост говорит о том, что все больше людей начинают понимать преимущества процедуры банкротства (закон о банкротстве физлиц был принят в 2015 году — ред.), которое означает для физлиц окончание коллекторского прессинга и избавление от постоянно растущего долгового бремени.

По словам юристов, для банков личное банкротство заемщиков — крайне невыгодная процедура. «Банк не сможет продать долг, по которому запущена процедура банкротства, его просто никто не купит», — поясняет Арбузов.

Действительно, процент удовлетворения требований кредиторов в процедуре банкротства физлиц по потребительским кредитам ничтожно мал, признают представители банков. «Как правило, у должников нет никаких хоть сколько-нибудь ценных активов, из стоимости которых кредиторы могли бы удовлетворить свои требования. Таким образом, на практике личное банкротство физлиц превратилось в узаконенный способ ухода от необходимости рассчитываться с кредиторами по долгам», — рассказывает директор по правовому обеспечению банка «Оранжевый» Роман Абрамов.

Впрочем, по мнению представителей банковского сектора, для существенной части должников банкротство связано с целым рядом неудобств, о которых не упоминают юристы.

«Юристы говорят только о выгодах банкротства, потому что для них это заработок. Чем больше банкротств — тем больше сытых юристов. Одно из основных ограничений процедуры — это запрет на займы в течение нескольких лет», — поясняет директор по правовому обеспечению банка «Оранжевый» Роман Абрамов.

По мнению представителей банковского сектора, для существенной части должников банкротство связано с целым рядом неудобств, о которых не упоминают юристы.

По словам банкиров, в случае массовой популяризации процедуры банкротства, кредитные организации станут более тщательно подходить к оценке платежеспособности заемщиков. «Больше внимания будет уделяться подтверждению и анализу кредитоспособности, более активно будут применяться требования по обеспечению», — говорит Филатов

Банки будут чаще принимать специальные меры, направленные на повышение финансовой дисциплины заемщиков. Это должно снизить вероятность злоупотребления процедурой банкротства. «В последнее время все больше внимания уделяется проверке злого умысла должников, в том числе выводу имущества в течение 3 лет до введения процедуры банкротства, например, дарению недвижимости или продаже имущества без фактического подтверждения получения оплаты. При выявлении подобных фактов, помимо возврата имущества в конкурсную массу, «банкроту» грозит уголовная ответственность», — напоминает начальник отдела по работе с проблемными активами банка «Александровский» Сергей Казанцев.

Дмитрий Гринкевич, РБК