В России могут существенно измениться правила продажи спиртного и табачных изделий

В ближайшее время в России могут существенно измениться правила продажи спиртного и табачных изделий. Минздрав дал положительный отзыв на законопроект, предлагающий разделение российских магазинов на продуктовые и те, что торгуют исключительно алкоголем и табачными изделиями.

Конечно, одобрение одного из правительственных ведомств пока далеко не гарантия, что документ будет принят. Тем не менее шансы на это довольно велики. То, что подготовка законопроекта инициирована не кабмином, а депутатами Госдумы и лишь затем получила поддержку со стороны правительства, говорит о том, что наверху наконец осознали, что сложившаяся в 1990-е годы система «продавай что угодно и где попало» окончательно изжила себя и обществу нужны другие правила игры. В том числе и в торговле.

Суть предложения максимально проста: магазинам будет запрещено совмещать торговлю спиртным и сигаретами с продажей любых других напитков и продуктов питания. Выпивка и табак будут продаваться в специализированных торговых точках, вход в которые будет запрещён несовершеннолетним гражданам России.

По мнению разработчиков законопроекта, разделение магазинов на продовольственные и алкогольные позволит не только оградить подрастающее поколение от созерцания бутылок, но и снизит объёмы продаж спиртного и табака.

Что магазины действительно делают ставку на спонтанные покупки посетителей, видно хотя бы по тому, как расположены стеллажи с алкоголем в тех же супермаркетах. Практически во всех сетевых магазинах спиртное ставят максимально близко к кассам, так, чтобы никто из посетителей не прошёл мимо. Очень сложно найти магазин, где бутылки были бы убраны в дальний конец торгового зала.

Эксперты и активисты трезвеннических организаций также многократно отмечали, что потребление алкоголя и табака стабильно растёт по мере увеличения доступных мест, где можно их купить. Так что в этом плане предложение депутатов действительно выглядит многообещающим.

Аналогичный метод борьбы с алкоголизацией населения используется в скандинавских странах. Правда, тамошние правила значительно жёстче тех, что предлагаются сейчас в России. Алкомаркеты там не просто отделены от продовольственных магазинов, но и не могут принадлежать частникам – только государству. Фактически шведское и норвежское законодательство запрещает предпринимателям спаивать своих сограждан ради прибыли.

У нас пока так вопрос не ставится, однако и тех изменений, что предлагают депутаты, должно хватить для существенного улучшения ситуации.

Нас пугают, а нам не страшно

Естественно, у законопроекта тут же нашлись противники. Инициативу раскритиковали не только производители алкоголя, для которых новый документ – как удар серпом по самому дорогому, по прибылям, но и некоторые госведомства, в частности Федеральная антимонопольная служба и Минэкономразвития. В ФАС заявили, что новая норма приведёт к снижению конкуренции, а в ведомстве Максима Орешкина высказали опасения, что из-за такого закона снизится число магазинов, торгующих социально значимыми товарами.

Что ж, позиция антимонопольщиков и МЭР вполне понятна: главное – не ухудшить собственных показателей в документах. Руководствуясь такой логикой, можно открывать и магазины с социально значимыми товарами, которые попутно будут торговать, скажем, героином. А что, ритейл ведь попрёт однозначно!..

Вообще, пугалки и страшилки в качестве ответа на антиалкогольные и антитабачные инициативы – абсолютно нормальная реакция соответствующих лобби. Сколько подобных «предупреждений» было высказано с 2011-го по 2013 год, когда государство задалось целью убрать алкоголь из ларьков и запретить продажу спиртного в ночное время! Законодателей обвиняли и в корыстном сговоре с торговыми сетями, и в бескорыстной ненависти к малому бизнесу. Предпринимательское сообщество уверяло, что, оставшись без водки и пива, все они завтра же разорятся, а за ними следом посыплется и вся российская экономика.

Тем не менее прошло шесть лет, и сейчас, как мы наблюдаем, ежедневно выходя на улицы, страна в этом плане куда в большем порядке, чем 6-8 лет назад. Большинство тех, кто вопили о конце бизнеса, переориентировались на торговлю другими товарами и работают вполне благополучно.

В 2015–2016-м история повторилась: власти стали готовить запрет на продажу пива в полутора- и двухлитровых пластиковых бутылках, а бизнес начал раскручивать новую кампанию по промыванию мозгов. В ход шли те же заплачки про уменьшение налоговых отчислений, рост теневого оборота… В итоге запрет ввели летом 2017-го. Спустя два года пивовары, как мы видим, не разорились, казна российская не оскудела, и хронического дефицита пенного напитка в стране тоже не наблюдается.

Забавно, но о том, что у России не выйдет с помощью запретов и «экономического кнута» остановить алкоголизацию населения, заявляли даже британские эксперты. Один из них, Крис Сноудон, в 2013 году договорился до того, что предрёк рост нищеты и криминализацию общества в случае повышения акцизов на спиртное и табак. Что ж, прошло шесть лет, потребление спирта на душу населения в России снизилось с 18 литров в 2011-м до 10 литров в 2018-м, то есть почти в два раза. И никаких социальных катастроф не случилось. Россияне действительно стали немного беднее (но виноваты в этом исключительно кризис и его последствия, антиалкогольная политика к этому не имеет никакого отношения) – и трезвее. В самой же Британии наблюдается прямо противоположная ситуация, особенно в молодёжной среде: повальное пьянство, местами разбавленное почти столь же повальной наркоманией.

Вопрос приоритетов

Вообще, определённая правота в позиции критиков антиалкогольных инициатив есть: каждое нововведение, снижающее потребление населением спиртного, бьёт по доходам производителей и, как следствие, – по налоговым сборам. В каких-то случаях может даже произойти сокращение рабочих мест. Однако опыт Афганистана и стран Латинской Америки однозначно свидетельствует о том, что «не все рабочие места одинаково полезны» и далеко не всякие доходы нужны экономике.

В конечном счёте это вопрос приоритетов: получить ли в бюджет лёгкие деньги от алкогольных акцизов – а в перспективе понести огромные убытки от ранних смертей и инвалидизации граждан, – или же потерпеть некоторое время, но на выходе у тебя будет здоровая молодёжь и минимум социальных издержек.

Именно этой вилкой, к слову, возможно, и объясняется сдержанная позиция Минфина, который новую инициативу не поддержал, но и не стал особо критиковать. Похоже, подчинённые Антона Силуанова никак не могут решить, с какой стороны лежит больший мешок денег.

Однако в целом, судя по длинному ряду решений, которые проводятся в жизнь начиная с конца нулевых, вполне очевидно, что алкоголь и еду рано или поздно придётся разводить по разным магазинам. Хотя бы в силу того, что государству очень не хочется тратить деньги на лечение граждан, которые годами, из недели в неделю, хватают мимоходом спиртное с полок, не давая себе труда задуматься о последствиях своих привычек.

Фоменко Виктория, tsargrad.tv