Госдума приняла в третьем, окончательном, чтении законопроект о запрете хостелов, мини-отелей и гостиниц в жилых домах

Госдума приняла в третьем, окончательном, чтении законопроект о запрете хостелов, мини-отелей и гостиниц в жилых домах. В Петербурге насчитывается порядка 1,5 тысяч таких объектов. Хостелам предлагают переводить помещения в нежилой фонд, но для некоторых это невозможно.

Кому навредит законопроект, многие ли гостиницы закроются и как это отразится на туристах? «Бумага» поговорила с представителями «Лиги Хостелов», Союза хостелов России, а также с петербургскими хостелами Soul Kitchen и «Страна чудес».

Алена Енова

Руководительница петербургского отделения некоммерческого партнерства «Лига хостелов», совладелица «Тайга Hostel & Hotel» и Hotelinstinct

— Законопроект о запрете размещения хостелов в жилых домах обсуждается уже много лет. Всё началось из-за борделей и ночлежек, которые вешали вывески «Хостел» или «Мини-отель», хотя такими не являлись. Но в сегодняшнем формате законопроект не повлияет на их работу, потому что они и так находятся вне правового поля. Законопроект лишь закроет или уведет в тень добропорядочные законные хостелы, мини-отели и апартаменты.

В Петербурге более 1,5 тысяч легальных малых средств размещений. Но в черном секторе экономики их также немалое количество — это комнаты в коммуналках, которые сдают мигрантам, бордели, ночлежки, которые, безусловно, не платят налоги и не следят за безопасностью помещений.

Некоторые хостелы смогут перевестись из жилого в нежилой фонд (зачастую размещается на первом этаже или на этажах выше при условии, что все квартиры снизу также нежилые — прим «Бумаги»). Так они будут легальными, но это дорого, долго и зачастую невозможно.

Затраты на перевод в нежилой фонд исчисляются миллионами рублей. Такие деньги можно найти, но в Петербурге это будет технически и документально осложнено из-за согласований с КГИОП и КГА, которые не дадут менять входы и выходы в исторических зданиях, которых в городе много.

На мой взгляд, выселить абсолютно все хостелы из жилых фондов практически нереально, да и абсолютно нелогично, бессмысленно. Просто невозможно закрыть 80 % рынка (примерное количество хостелов в жилом фонде в Петербурге — прим. «Бумаги») — это около 14 тысяч рабочих мест. В Крыму, например, который недавно присоединили к России, это чуть ли не 100 % рынка [малых средств размещений] — если всё закроют, это будет немыслимо.

В итоге кто-то закроется, кто-то уйдет в тень. Сейчас многие приостановили свои стройки, заключение договоров и подписание сделок. Тем, кто выкупал коммуналки под сдачу для малых средств размещения, будет выгоднее сдавать их мигрантам и под бордели. Когда добропорядочные отели и хостелы съезжают, на их месте всегда появляются другие «приятные соседи», с которыми уже действительно много проблем.

Из-за законопроекта пострадают люди из регионов и деревень, которые не могут оплатить крупный отель и поэтому селятся в хостелах и недорогих мини-отелях. Приезжать в Петербург, если у вас невысокий достаток, станет сложнее: придется идти за услугами к теневому бизнесу — к примеру, в частные квартиры, которые как минимум не заботятся о безопасности потребителей. Пожарные датчики, постановка на миграционный учет, кнопка вызова вневедомственной охраны — ничего этого у них нет.

Владельцы хостелов — это незащищенный класс предпринимателей: у нас в индустрии нет таких денег, чтобы лоббировать свои интересы, нанимать дорогих адвокатов и так далее. Многим непонятно, почему государство вкладывает огромные деньги в поддержку малого бизнеса, но хостелы и отели, которые как раз относятся к нему, запрещает. Мы считаем, что нужно грамотное отделение в законодательном поле легальных хостелов и отелей от ночлежек и борделей.

Яна Бабина

Президент Гильдии малых средств размещения

— Это необоснованный и непроработанный законопроект. В Петербурге много легальных малых средств размещения. Во время чемпионата мира все они прошли обязательную классификацию. Однако сейчас их заставляют уходить в теневой бизнес.

Ключевая проблема, которая заключалась в появлении непонятных ночлежек, где проживают асоциальные личности, осталась нерегулируемой. Поэтому жалобы от жильцов, которыми [автор законопроекта Галина] Хованская аргументирует необходимость законопроекта, продолжатся.

За четыре года подготовки законопроекта Хованская ни разу не встретилась с представителями отрасли и не обсудила существующую проблему. А мы неоднократно старались это устроить, чтобы навести на рынке порядок. На наши вопросы о количестве жалоб нам давали ответ: «Много», — без какой-либо конкретики. Проведя свой анализ, мы узнали, что жалобы в основном поступают именно на черный, теневой бизнес.

Представители малых средств размещения сами борются с подобными ночлежками, так как из-за них страдает вся индустрия. Так, при проверках полиции практически ни одна ночлежка не пострадала — были закрыты лишь цивилизованные хостелы. Из-за законодательного вакуума [относительно определения хостела] сложилась отрицательная юридическая практика.

В рамках законопроекта предлагается решение в виде перевода [хостела] из жилого фонда в нежилой. Но в Петербурге эта процедура осложнена, как и во многих других регионах. К тому же сейчас существует закон о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения, который запрещает краткосрочное и долгосрочное проживание в нежилом фонде. Никакого четкого понятного решения для бизнеса не предоставили.

Малые средства размещения в жилом фонде — это общемировая практика. Легальные бизнесы хотят иметь хорошие отношения с соседями, поэтому они следят за порядком, чистотой, безопасностью в помещении.

Пока непонятно, как законопроект отразится на внутреннем и внешнем туризме. Потребитель не будет разбираться, кто легально ведет свою деятельность, а кто нет. При данном законе формат хостелов продолжит работать, но уже в теневом секторе, не развивая экономику и туризм.

Нужно смотреть, как всё в действительности будет работать после вступления в силу законопроекта.

Михаил Рогалев

Управляющий хостелов «Страна чудес» на Невском проспекте, 23, Невском проспекте, 10 и Загородном проспекте, 15

— Два наших объекта находятся в жилом фонде, один — в нежилом. Очевидно, что теоретический перевод помещений в нежилой фонд не избавит от тех проблем, о которых говорит Хованская. Нарушение тишины, миграционного законодательства, санитарных норм и другие проблемы, которыми прикрываются инициаторы законопроекта, могут быть в любом месте.

Мы знали, что законопроект может коснуться нас, но надеялись на благоразумие властей. Мы были уверены, что будет введено разумное регулирование, а не тотальный запрет, потому что видели поддержку властей Петербурга. Комитет по развитию туризма говорил о нашей значимости и необходимости, что законопроект приведет к потере рабочих мест, потере налогоплательщиков, повышению цен. Но документ приняли.

Ночлежки, бордели и притоны — это большая проблема, которую легальные средства размещения хотят разрешить так же, как и власти. Потому что они портят репутацию всей индустрии, прикрываясь названием «Хостелов» и «Мини-отелей».

Закрытие законных объектов, прошедших классификацию, то есть имевших лицензию на работу, в жилом фонде не решит эту проблему. При этом также пропадет важная функция малых средств размещения — расселение коммуналок. Индустрия мини-отелей и хостелов все эти годы помогала в этом Петербургу. У администрации на это не хватало ресурсов и возможностей. Проблема в том, что огромные 10-комнатные коммуналки с окнами во двор-колодец не подойдут никому, кроме хостелов и мини-отелей. Если нас запретят в жилом фонде, непонятно, кто будет дальше расселять эти коммуналки и во что превратятся наши уже расселенные квартиры.

У нас нормальные отношения с соседями, все вопросы мы стараемся мирно урегулировать, не доставляя друг другу трудностей. Но под нами жилые квартиры, поэтому по закону мы не можем перевестись в нежилой фонд вообще.

На наш взгляд, логично было бы дать право вето соседям, чтобы они могли сами решать, быть малому средству размещения в их парадной или нет. А за общим порядком можно следить уже с помощью давно существующих законов.

Мы до сих пор рассчитываем на поддержку властей города и страны и надеемся, что они примут благоразумное решение в регулировании области. Будем следить за развитием ситуации, всё происходит очень стремительно. Пока продолжим работу как и раньше.

Сергей Сорокин

Сооснователь хостела Soul Kitchen на набережной реки Мойки, 62/2

— Мы находимся в многоэтажном жилом доме на втором этаже. Единственная претензия от жильцов поступила нам три года назад: окно, выходящее в колодец, было открыто, и из-за шума около 22:00 соседи позвонили нам — мы сразу же закрыли окна и конфликт закончился.

Сейчас мы планируем советоваться с юристами и смотреть, насколько этот законопроект для нас страшен. Мы, видимо, будем озадачиваться переводом в нежилой фонд: под нами находятся лишь рестораны, поэтому это, вероятно, реально сделать. Но это будет сложно: по нашим подсчетам, потребуется минимум один год и не менее 2 миллионов рублей.

Законопроект на индустрию повлияет, на мой взгляд, негативно. Если закрыть 80 % хостелов (которые находятся в жилом фонде — прим. «Бумаги»), рынок схлопнется. Бюджетным путешественникам из регионов останется жить разве что в трехзвездочных гостиницах. К тому же не платившие налоги «серые» заведения так и останутся вне правового поля, их не закроют. Пострадают качественные хостелы и мини-отели.

Претензий к нам и другим порядочным хостелам до этого момента не было. Правительство Петербурга гордится тем, что у них работают качественные заведения. Например, когда мы получаем награды (Soul Kitchen уже четыре раза признавали лучшим в мире хостелом — прим. «Бумаги»), администрация Адмиралтейского района всегда размещает об этом новость у себя в соцсетях.

Пока мы не знаем, какую нам дадут отсрочку до вступления закона в силу. И какие нюансы будут позже, мы тоже не знаем. У нас уже есть бронирования на лето, многое распродано.

Пока работаем и ждем как минимум первых проверок. Если действительно пойдут рейды с предписаниями, будем думать. Самостоятельно закрываться пока не планируем.


Оксана Дмитриева

Депутат Законодательного собрания Петербурга, цитата по «РБК»

— Я поддерживаю законопроект и считаю, что хостелы не должны быть расположены в жилых домах, поскольку соседство с ними нарушает интересы и права граждан. Кроме того, подавляющее число хостелов в Петербурге открывается в исторических зданиях. А это, как правило, сопровождается несанкционированными перепланировками, потерей интерьеров, а также наносит вред объектам культурного наследия.

Представители бизнеса активно сопротивляются принятию закона, но их аргументы не выдерживают критики. Например, они говорят о недополучении налогов в бюджет, но сегодня этот бизнес в Петербурге на 90 % нелегален, а значит, хостелы почти не платят налоги. И этот теневой рынок фактически эксплуатирует жилой фонд и живет за счет взносов жильцов, которые на свои деньги проводят ремонт и благоустройство подъездов. Например, жители дома за свой счет отремонтировали лестницу, а посетители хостелов ее разбивают.

Есть также аргумент о том, что с помощью создания хостелов можно расселить коммунальные квартиры. Но это не совсем так. Например, если в доме появляется хостел, то уже никто не захочет покупать в этом доме квартиру, потому что соседство с коммуналкой предпочтительней, нежели соседство с хостелом.

При этом законопроект предоставляет предпринимателям возможность переводить здания в нежилой фонд и создавать там временные места размещения. Например, можно отремонтировать и реконструировать аварийные расселенные здания и создать там хостелы. Таких зданий в городе очень много.

Евгений Антонов, paperpaper.ru