Ехать на Игры! Не делить спортсменов на патриотов и предателей

Почетный президент РФС Вячеслав Колосков в интервью "СЭ" высказался по главной теме после вчерашнего решения МОК.

– Как все это оцените?

– Есть несколько соображений. По пунктам.

Первый. Надо ехать, причем ехать, чтобы побеждать. Это необсуждаемый вопрос.

Второй. Надо убрать всякую истерику, которая, вчера, к сожалению, выплеснулась на наши центральные каналы.

Третий. Надо перестать делить спортсменов на патриотов и предателей, что тоже попытались сделать. Если ты не едешь – ты патриот, если поехал – предатель. Это надо исключить.

Четвертый. Много эмоций, и мало кто читал и знает суть доклада Шмида. Надо внимательнейшим образом, строчка за строчкой, его изучить, чтобы понять – где правда, где вымысел, а где – откровенная ложь.

Пятый. Надо создать обстановку режима наибольшего благоприятствования для подготовки спортсменов к Играм в Пхенчхане, чтобы они выступили как можно сильнее на Олимпиаде. Когда спортсмен бежит по дистанции, говорят – это спортсмен из России. Когда Ковальчук забрасывает шайбу – это хоккеист из русской команды. Есть возможность через высокие достижения вернуть к себе уважение мирового спортивного сообщества и наших болельщиков.

– С этим разобрались – ехать надо. Но какие выводы делать по сути доклада Шмида и решению МОК?

– Препарировать все, что было сказано в докладе. Важно, чтобы выводы стали достоянием гласности – людям надо понять, что произошло. Вы же помните, что и Президент, и премьер-министр говорили, что есть проблема допинга, но мы с ней боремся. И необходимо показать, каким образом и что уже сделано комиссией Смирнова. А сделано, чтобы предотвратить в будущем какие-либо эксцессы, связанные с нарушением антидопинговых правил, уже многое. Говорю уверенно, поскольку сам являюсь членом этой комиссии.

– Вы верите в то, что говорит Родченков?

– Это настолько тонкая ситуация, которую, кроме нескольких человек, достоверно никто не знает. Конечно, я Родченкову не верю. Но он как-то сумел убедить и Освальда, и Шмида. Вчера был очень плохой перевод пресс-конференции. Когда говорил Шмид, я понял следующее – речь о применении допинга российскими спортсменами не идет.

– А о чем же?

– О манипуляции пробирками. Вот о чем! Необходимо провести внутреннее расследование.

– Но история тянется уже около 4 лет, почти с момента окончания Олимпиады в Сочи. И внутренних выводов не сделано, судя по всему.

– Наверное, те, кто был допущен ко всем тонкостям, выводы делали. Я судить не могу – в нашей комиссии разрабатывали меры, которые бы исключили в будущем и настоящем применение допинга. Наши предложения направлены в Правительство.

– Виталий Мутко пожизненно отстранен от олимпиад. Как это отразится на репутации ЧМ-2018?

– Никак. Ограничения касаются только олимпиад. Никак не касается всех остальных сфер деятельности Виталия Леонтьевича в качестве председателя Оргкомитета ЧМ-2018, главы РФС. Трудно что-то предположить. Думаю, Виталий Леонтьевич продолжит по-прежнему заниматься вопросами подготовки и проведения ЧМ-2018.

– Полагаете, ФИФА и мы сами внутри страны должны закрыть глаза на мораль – в олимпийском движении произошла катастрофа, за которую ответственен в том числе и Мутко, а в футболе все хорошо.

– У ФИФА есть комиссия по этике. Захочет она открыть дело – откроет. Не захочет – не откроет. Никто принудить ФИФА не может: ни МОК, ни ВАДА… С точки зрения общественности каждый будет рассуждать по-своему. Кто-то скажет – он должен нести моральную ответственность, кто-то – его оболгали. Здесь общих, единственно правильных, заключений, вряд ли будет.

– Вы оказывались в такой ситуации – в начале нулевых вас активно призывали уйти с поста президента РФС, и давление было в том числе и со стороны Мутко. Теперь он сам не торопится никуда уходить.

– Со стороны Виталия Леонтьевича не было давления. Давление было со стороны неких других организаций, более властных. Это было в 2005-м, давнишняя история, мы, кажется, вышли из нее с честью. Без каких-либо репутационных потерь.

– Вы бы, оказавшись в такой ситуации, ушли в отставку?

– Надо оказаться в такой ситуации, чтобы принимать решение. А поскольку в такой ситуации я не был и уже не буду, трудно комментировать.

– Вы говорите, что надо ехать и побеждать. Получается, трактовка "страна – это не флаг и гимн, а люди", становится главенствующей.

– Флаг и гимн – атрибуты, символы. А страна – действительно люди. Говорят, мол, если ты не едешь – ты патриот. Ну, чушь полнейшая! Нас с детства учили, что патриот – это тот, кто любит родину. А что такое – любить родину? Это значит – встать в любой момент на защиту родины или ее интересов. То, что делают наши военнослужащие в Сирии. Или наши силовые структуры, рискуя жизнью, накрывают банды террористов. Или те, кто создают материальные блага для страны – строят Керченский мост, например. Наши выдающиеся спортсмены, музыканты. Почему мы должны лишать спортсменов возможности прославить страну?

– Как же теория заговора – о том, что Запад проклял нас и надо ударить в ответ, не ехать?

– Это все для людей, мне кажется, некомпетентных. Мы все время видим заговоры – то заговор ФИФА против нас, то заговор против "Спартака", то вообще против всего клубного футбола. Теперь – против всего российского спорта.

– В чем правда?

– Не давайте повода – и не будет заговора.

– В 84-м сборная СССР не поехала в Лос-Анджелес, бойкотировав Игры. Какой в тот момент была ваша позиция?

– Она была очень простой. Я привел президента ФИФА Авеланжа к Грамову, тогдашнему председателю спорткомитета СССР. И мы вдвоем убеждали Грамова, чтобы он пошел в ЦК КПСС и попросил разрешения участвовать хотя бы сборной команде (по футболу. – Прим. "СЭ"). Мы прошли отбор и имели право там играть.

– То есть то решение о бойкоте было ошибкой?

– Конечно, ошибкой! Однозначно.

– Кто-то из советских спортсменов мог сказать: мы поедем, несмотря на запрет?

– Таких, как англичанин Коу, который вопреки решению Олимпийского комитета Великобритании приехал и выиграл в Москве, не было.

sport-express.ru