Яблочный Спас у моря

Печальное зрелище представляет собой останки Никольской церкви на Сойкинском полуострове, разрушенной во время наступления советских войск в 1944 году. Вместе с ней полностью уничтоженной оказалась и деревня Сойкино. Будто и не прошло с тех пор более семи десятков лет. Сойкинская святыня. Такое название дало церкви построенной в 19 веке церковное начальство. Дело осталось за малым. В святость и необходимость возрождения церкви должны поверить поблизости живущие люди. Для того и устроенная в ближайшей деревне ярмарка как попытка вернуть память к делам предков, живших веками на этой земле. К храму, стоящим без электричества который год, в праздник Преображения начали наконец-то тянуть провода, но это все началось по воле начальства. Народ, живущий в округе, безмолвствует, храмом не сильно интересуется. Живет, как живется и без него. И тогда становится очевидным, что народа нет, а есть население, малую часть которого пытаются приобщить к ижорской культуре, надеясь в будущем вырастить из них новых ингерманландцев.

Когда мы вспоминаем, что души людей в ожидании преображения остаются полем битвы, то у нас есть точное представление о том, чья это битва на небесах. Если спуститься на грешную землю, то в эту битву вступают несметные рати политологов с теориями мирового заговора, культурологов, желающих всех утопить в море толерантности, и прочих деятелей из гуманитарной сферы. У геополитиков свои цели. Давняя мечта поделить Россию на мелкие части, неспособные к самостоятельным действиям, вполне объяснима. Самый удобный способ — подкормить грантами и рассадить на нужные места людей, способных не только осваивать эти гранты, но и утянуть дополнительные ресурсы из бюджета. Ленобласть совсем не исключение. Маловато осталось вепсов, финнов, ижоры и прочих, кого можно назвать объединенно ингерманландцами и объявить коренным народом. Вот и до архангельских поморов уже добрались. Даже из этих свободолюбивых новгородцев, столетиями уходивших в суровые северные края за лучшей долей, выделывают особую народность, почти по той же схеме как выпестовали потомков древних укров. Придет время делить Россию на части –будет из кого создавать марионеточные самостийные правительства.

Работа идет планомерная. Скоро весь мир окончательно поверит, что русские это хронические агрессоры, которые, помимо Крыма, оккупировали еще и шведскую землю с древним именем Ингерманландия, а наш европейский север населен народом, имеющим полное право на самоопределение и стать титульной нацией. Не так уж важно, что пробуждение национального самосознания среди малых народов Ленобласти, несмотря на финансовые вливания, идет не так успешно, чтобы появились пассионарные лидеры. Пусть нет надежды, что скоро появятся герои, готовые к освободительной борьбе с русским оккупантами. Гораздо важнее оставить русскую культуру без денег за счет опустошения бюджета в пользу малых народов. Разрушая культурный код большинства, остается немного подождать, чтобы страна развалилась сама собой от какой-нибудь очередной перестройки. Никто не сомневается, что все народы нашей страны может объединить только русская культура, ибо иные при всем уважении к их глубоким сединам и высочайшим достижениям такую задачу выполнить не смогут. Так проявлен Божий план на огромной территории нашей страны.

Продолжатели дела Сороса после закрытия его миссии в РФ прекрасно это осознают . Не спасение культур малых народов их заботит по-настоящему, а разрушение стержня, на котором малые народы выживали и сохраняли свою самобытность, обогащая себя и возводя русскую культуру в ранг спасителя всего человечества. Подобные рассуждения уносят наши мечты слишком высоко в дальнее туманное завтра. Расчленители России – не патологоанатомы возле трупа. Резать по еще живому не всегда удобно, поэтому многочисленные программы толерантности успешно выполняют функцию общего наркоза. Передозировка никого не смущает. Пациент, разобранный на части, совсем не должен оказаться живым. Только первые вдохи наркоза толерантности должен оплачивать заказчик с пилой и ножом, все последующие оплачиваются из бюджетов разных уровней для завершения операции по ликвидации геополитического конкурента за его же счет.

От игр борцов за человеческие души на уровне больших начальников можно опуститься еще пониже до деятелей от искусства с Матильдами, Тангейзерами, Нуриевыми, Фабрами в Эрмитаже, уже утонувших в толерантности безвозвратно, но и это все еще обитает в сферах, далеких от огромного большинства простых людей. Попробуем их поискать не в большом городе, где битва за души уже видится проигранной, а в деревне на берегу моря, где еще много жителей. Эта деревня не разделила печальную судьбу десятков тысяч деревень, исчезнувших с лица русской земли за последние четверть века. Деревня Вистино с древней историей небольшой ижорской деревушки и неожиданным приливом населения 1990 года в самом конце СССР готовится войти в рынок с гордо поднятой головой. Причалы для сотни тысяч импортных авто уже готовы, осталось дождаться современных предприятий, открывающих дорогу к восстановлению максимальной численности населения, которая была до разорения рыбсовхоза-миллионера и ликвидации рыбзавода.

Вполне логично, что областные власти озаботились духовным миром этой деревни, расположенной у нового порта, обещающего заменить всех конкурентов из числа надменных прибалтов.

Власти мудро рассудили, что ярмарка на Яблочный Спас может не только затмить День Рыбака, имеющий давнюю традицию, но и пробудить интерес к возрождению Сойкинской святыни. Храмы святого Николая особо почитались людьми, уходящими в бушующее море. Отремонтировать полуразрушенный храм, подвести к нему электричество дело хлопотное, но вполне разрешимое. Другое дело устроить так, чтобы люди пришли в него не просто полюбоваться золочеными куполами, а в надежде на собственное преображение, в готовности вымолить его глубокой верой и богоугодными делами. Это дело не только бесконечно трудное, но и долгое, потому никак нельзя откладывать его на потом.

Ярмарка в Вистино на праздник Преображения и Яблочный Спас, несомненно, шаг в правильном направлении. В этом году он, по мнению устроителей, получился лучше, чем прежде, но деревенские его почти не заметили. В группе Вистино, активно живущей в интернете, не оказалось ни одного комментария от местных жителей по поводу заезжих артистов, включая самых заслуженных. Их навезли целый автобус, а помимо него лауреатка международных конкурсов со своим ансамблем и прочие артисты все соседние улицы заставили иномарками. Весело пели со сцены про Россию и все хорошее, торговали на многих прилавках не только китайским под напористый грохот колонок, едва слыша друг друга, но почему-то битву за души еще раз проиграли. Даже усилия добра- молодца в русской рубахе, то саблями, то увесистым бревном, отгонявшим нечистую силу, дело не спасло, хоть и отработал он много времени со взрослыми и с детьми почти до конца концерта, за что ему нижайший поклон. Отец Анатолий Першин тоже потрудился, чтобы удержать зрителей в русле духовного стяжания. Красиво и чисто спело «Бельканто» из Кингисеппа.

Со всем прочим оказалось совсем непросто. За людские души взялась другая сила и крепко потянула их на себя. Не стоит укорять поющих и танцующих девушек разных возрастов из местной самодеятельности, что свой досуг они отдают по большей части иным занятиям, а не музыкальным на достойном уровне. Поющий директор клуба позажигал приличным голосом и лучезарной улыбкой, но не добившись больших восторгов у зрителей, уступил место ансамблю танцующих девочек из своего заведения. Ансамбль «Вистино-стайл» под импортную попсу продемонстрировал, что работа над будущими кадрами для развлечения заезжих моряков идет успешно. Всех поразил поющий батюшка. Под знойное сопровождение электрогитары в заготовленной фонограмме повеяло разудалым кабаком, где привычней тюремный шансон. Многим хочется быть простым и понятным. Поющие батюшки в рясах с пластикой в движениях эстрадных звезд уже совсем скоро отвоюют себе часть почитателей у «поющих трусов», но поведут ли они свою паству к преображению или в обратную сторону- остается вопросом. Деревенским и в голову не пришло встать в кружок и попеть русские народные песни, поводить объединяющие стар и млад хороводы. Да и помнят ли они их.

Поющих в концерте было много. Среди них были не только заслуженные артисты, но и лауреаты международных конкурсов. Для деревни роскошь несусветная, но как-то все было настолько пронизано духом все еще советской эстрады, что народ не выдержал и начал расходиться по домам, где из телевизора им каждый день загружают в души всю ту же пустоту. Обычно для разогрева публики в начале бросают исполнителей не титулованных. Завершают концерт самые звездные, кого зрители под крики «давай еще» не хотят отпускать. В данном случае у сцены остались лишь немногочисленные старушки и один сильно татуированный молодой человек в легком подпитии после того как окончательное поражение зрителям своим вокалом нанесла сама устроительница праздничного концерта. Какой-то тяжкий дух повис в конце мероприятия над этим поле брани за людские души. Не было разве что стаи черного воронья, но их вполне заменили такие же черные, надрывающиеся из последних сил колонки.

Если бы не ставилась задача приблизиться силами искусства к еще не возведенной ограде общего храма, то, возможно, получилось не хуже, чем всегда. С финансовым отчетом о концерте на ярмарке все пройдет благополучно. План по обрушенным на уши децибелам и количеству участников был явно перевыполнен. Все было проведено согласно техзаданию и в пределах установленной сметы. За годы советской власти людей отучили самостоятельно собираться на ярмарки, проводить свои праздники. Трудно себе представить, чтобы знаменитую в прошлые времена Сойкинскую ярмарку готовили по циркулярам из чиновничьих кабинетов. Ни настоящий Спас , ни, тем более, свет Преображения никогда оттуда не придут. Теперь пожинаем плоды, далеко не первой свежести. Дело совсем не в тендерах, когда выигрывают самые дешевые подрядчики, у которых дешевое оборудование и артисты. Настоящие деревенские народные праздники могут вполне обходиться без того и другого, но для возрождения народного духа нужны общественные центры в виде народных домов, а не замшелые дома культуры, опекаемые начальством сверху.

Жители деревни оказались не всехавающим городским пиплом и разошлись по домам, не желая сидеть зрителями на чужом для них концерте. Опустели скамейки для зрителей. Остались только ярморочные торговцы. За неделю после праздника они выложили в сети фотки своих земляков в национальных одеждах и ролики, отснятые вдали от сцены. В них немного того, что и должно быть на истинно народных праздниках, вместо вездесущей попсы. Хочется обратиться к чиновникам от культуры, составляющим техзадания мероприятий. Смотрите в интернете не благодарственные рецензии, которые можно легко сфабриковать, а то, что людям понравилось, чем они хотят поделиться с друзьями. Откажитесь от штампов, доставшихся вам от управления культурой времен КПСС, когда настойчиво разрушали русскую культуру, вытесняя народное официозом для партначальства или эстрадой для остальных. Жители Вистино вынесли свой приговор организованному начальством концерту. Они не удосужились написать об увиденном на сцене ни одной благодарственной строчки в интернете, не разместили ни одного снимка или ролика про то, что происходило на сцене, и только это вселяет надежду — эти люди или их дети к своему храму когда-нибудь придут.

Все, кто не верит в сказки про еще не заброшенные деревни, кто хочет увидеть пример, как не стоит устраивать праздники, когда народ с них уходит, не дождавшись конца, посмотрите ролик, собранный из отснятого, где на ярмарке выбор расписных деревянных яблок был много больше, чем настоящих. Вывод простой: русская культура, оказавшаяся в плену у бездуховной попсы, стала немощной . Она уже не в силах противостоять тем, кто отваживает людей от храма и служит разделению народов больших и малых. Лишь один богатырь в русской рубахе собрал вокруг себя детей одетых в ижорские наряды и детей, чьи родители давно забыли о необходимости сохранять национальную идентичность хотя бы в праздники. Народные дома, которые нам хотелось бы возродить в России, должны помогать таким людям сберегать народ.

Получилось достаточно символично. Богатырь, как это и бывало в русских былинах, одиноко бьется с разрушителями народного духа, ведущими за собой орды лишенных памяти манкуртов. Вокруг него был настоящий праздник и всем нам так необходимое единение людей разных культур, чтобы все они признали восстановление храма своим общим делом и, наконец-то, пришли ему на помощь. В деревне, расположенной у моря, на следующий день прошел очищающий дождь. Он еще раз окропил разрушенный храм без крыши и куполов , который когда-то белизной своих стен с высокого холма показывал путь заблудившимся рыбакам, часто спасая их грешные жизни. Он ждет исцеления и благодарности от их потомков, когда они снова соберутся в народ.

Садко Новгородцев, rusnardom.ru