Саботаж ЗагСа и как референдум по Исаакию ушел в народ

Заседание Заксобрания Петербурга 17 мая не преподнесло сюрпризов - как и ожидалось, парламентское большинство отклонило вопрос о референдуме по судьбе Исаакиевского собора. В ответ противники передачи собора Русской православной церкви провели у стен Мариинского дворца акцию, больше похожую на сходку заговорщиков.

Вопрос о проведении референдума по передаче Исаакия в безвозмездное пользование Церкви на деле был ключевым для многих депутатов. Увы, он утратил актуальность вскоре после начала заседания. К микрофону подошел «единоросс» Борис Ивченко и буднично предложил снять инициативу с рассмотрения парламентом. Спикер Заксобрания Макаров тут же поставил вопрос на голосование, и 38 депутатов из 50 выступили «за». Оппозиционеры из фракций «Яблоко», «Справедливая Россия» и «Партия роста» попытались завладеть микрофоном, но им просто не дали слова.

В этот момент стало ясно - «единороссы» заранее спланировали, как «прокатить» неудобный вопрос. И впредь сделают все, чтобы в стенах Мариинского дворца он больше не возникал. Когда членов «партии власти» спрашивают, чем так опасен референдум о статусе Исаакия, они многозначительно кивают головами куда-то вверх, мол, «вопрос решен на высшем уровне, и нечего тут бодаться».   

Напомним, Горизбирком Петербурга дал добро на проведение референдума о статусе собора 28 марта. Горожанам предстояло ответить на следующий вопрос: «Согласны ли вы закрепить принадлежность Исаакия, Спаса на Крови и Петропавловского собора за музеями, сохранив возможность проводить в них религиозные обряды?». В РПЦ этот референдум сразу назвали «правовым нонсенсом». А на днях губернатор Полтавченко заявил, что представители Церкви вообще не подавали в Смольный заявку на передачу собора.

Впрочем, желающие «пободаться за Исаакий» успокоились не сразу - они заранее объявили «народный сход» у стен Мариинского дворца. Видимо, чтобы показать упертым «единороссам», что у народа совсем другое мнение о статусе собора. Сход был назначен на полдень, и к этому времени пресса гурьбой бросилась ко входу в Мариинский дворец, проигнорировав брифинг спикера Макарова. Видимо, многие ожидали увидеть молчаливое море петербуржцев, пришедших защитить Исаакий от ужасной судьбы. 

Реальность оказалась более суровой - на площадке перед ЗакСом собралось всего полсотни человек, в основном молодежь. Смелый юноша держал в руках плакат с надписью «"ЕдРо" - помойное ведро!», и полицейские молча теснили его подальше от парламента. В итоге «едром» народного схода стали те же депутаты от оппозиции, которым не дали слова в самом парламенте: «яблочники» Борис Вишневский и Михаил Амосов, «справоросс» Алексей Ковалев и лидеры местной «Партии Роста» Оксана Дмитриева и Максим Резник. Здесь некому было выключить им микрофон. Да и самого микрофона, по правде говоря, не было. 

Зато вокруг «площадки протеста» вдруг развернулась активная хозяйственная деятельность. На фасаде соседнего с Мариинским здания рабочие принялись спиливать какие-то конструкции - звук инструментов глушил голоса оппозиционеров. На входе во дворец внезапно начали менять какую-то лампу, и дверной проем оказался перекрыт стремянкой минут на 20. А на самих протестующих двинулась поливальная машина - один из депутатов остановил ее, упершись ногой в бампер. Поверить, что вся эта активность «случайно совпала» с началом митинга, было трудно. Вокруг входа в Мариинский дворец резко выросло число полицейских - пока бездействующих. 

«На Руси церкви всегда строились всем миром - тысячи людей просто бросали деньги в церковную кружку. А сейчас клир отбирает у людей собор! - «жгла глаголом» Оксана Дмитриева. - Граждане должны высказаться, согласны ли они пожертвовать Церкви собор, построенный на деньги казны? Готовы ли они пожертвовать разорением музея и сотнями миллионов рублей доходов Исаакия? Пожертвование собора - это добровольное согласие, а изъятие его в пользу Церкви - это совсем другое дело! К тому же юридических оснований для передачи Исаакия просто нет!».

«То, что случилось на заседании, - подготовленное решение трусливого большинства! - вторил ей Максим Резник. - Наши оппоненты понимают - мотивы, по которым они намерены отказать горожанам в референдуме, юридически ничтожны. И они будут оспорены в суде. Но страх перед судебным поражением заставляет их действовать вот таким трусливым образом! Вышел депутат Ивченко, что-то пробубнил - и всем было видно, что это хорошо спланированная трусость. Тем не менее, наш Оргкомитет защиты Исаакия проведет в июне "народный референдум" по этому вопросу. Да, мы продолжим добиваться проведения официального референдума - и в судах, и в парламенте. Но параллельно мы проведем и "народный референдум" - масштабную общегородскую кампанию, венцом которой станет народное голосование по Исаакию. Мы не отдадим собор жадным хапугам, которые пытаются, прикрываясь верой, решать свои финансовые вопросы!»

«Яблочник» Вишневский напомнил: депутат Ивченко, по чьей просьбе «прокатили» вопрос о референдуме, - человек, по запросу которого три года назад начали травлю телеканала «Дождь» (поводом стал спорный соцопрос о блокаде Ленинграда). «Так что к Ивченко у нас никаких вопросов нет», - заметил Вишневский. В целом оппозиционеры признали - юридической силы решение июньского «народного референдума» иметь не будет. Зато оно может вызвать «колоссальный общественно-политический резонанс».

Спустя полчаса «рассерженные горожане», пришедшие к ЗакСу, начали расходиться. Полицейские немедленно расслабились, а хозяйственные работы вокруг митинга разом затихли. Депутаты вернулись на заседание, где их ждал отчет главы Контрольно-счетной палаты Петербурга Вадима Лопатникова. Тот доложил - за 2016 год КСП обнаружила в городе финансовые нарушения на сумму в 16 млрд рублей.

Больше всего нарушений было выявлено при формировании бюджета Петербурга (около 4 млрд рублей) и его исполнении (11 млрд рублей). В сфере управления госсобственностью найдены нарушения на 260 млн. Также Лопатников доложил - при трате средств на Адресную инвестиционную программу КСП обнаружила завышение стоимости работ на 35 млрд рублей за пять лет. При этом, по словам главы Контрольно-счетной палаты, «финансовые нарушения не означают фактов воровства и коррупции».

Лопатникову задали простой вопрос: почему КСП до сих пор не проверила финансирование строительства Западного скоростного диаметра, акционерам которого город ежегодно  «отстегивает» из бюджета миллиарды рублей? На это глава КСП ответил, что, мол, хотели проверить стройку ЗСД уже в этом году, но в Счетной палате России попросили перенести проверку на 2018-й и привлечь к ней федеральных аудиторов. Кто именно просил аудиторов КСП «не трогать» строителей ЗСД, Лопатников уточнить отказался.

Эта ситуация лишь укрепила общее впечатление - важнейшие для города вопросы власть сегодня старается решать кулуарно, не слишком интересуясь мнением горожан. Нет и особых надежд на то, что руководство Смольного и ЗакСа вдруг изменит свою политику в этом плане.