Последствия первого намаза в Святой Софии

В Стамбуле сегодня случится то, чего одни очень боялись, а другие с нетерпением ждали. В Святой Софии, с 10 июля утратившей музейный статус, пройдет намаз — первый за многие десятилетия.


Чисто символизм

Это место в Святой Софии, пожалуй, самое любимое у стамбульских экскурсоводов. С годами его история обросла многочисленными домыслами.
"Посмотрите под ноги. Видите вмятины в мраморе по обе стороны от входа? Здесь стояли гвардейцы византийского императора. Когда он торжественно входил в храм в середине службы, они приветствовали его топотом ног. С годами в полу образовались углубления", — объясняет туристам один из гидов. Почти все такие рассказчики работают здесь нелегально: подходят к длинной очереди в кассу у собора и предлагают "свободный проход" и экскурсию.

У входа останавливается еще одна группа. Ей местный проводник озвучивает свою версию происхождения вмятин: "Стоявшие тут гвардейцы часами ждали монарха и переминались с ноги на ногу. За тысячу лет они продавили каменный пол".

Как все было на самом деле — неизвестно. И профессиональные историки, и местные жители расходятся во мнениях. Как и по вопросу о статусе Святой Софии вообще.
Опросы показывают, что большинство турок приветствовали решение Эрдогана превратить музей Айя-София в мечеть, но голоса против звучат в стране все громче. Осуждают решение не только известные деятели культуры — как, например, лауреат Нобелевской премии писатель Орхан Памук, — но и авторитетные исламские богословы.

"Эпоха завоеваний осталась в прошлом, поэтому совершенно неправильно развивать на этом политическую риторику. Султан Мехмед Завоеватель, превратив Святую Софию в мечеть после овладения Константинополем в 1453 году, намеревался таким образом уберечь сооружение от разграбления. Тогда это было верное решение, но действовать так сегодня — неверно", — отмечает в беседе с радио Sputnik Turkey стамбульский теолог Джемиль Кылыч.
Он не понимает, как музейный статус может угрожать суверенитету Турции, о чем твердят сторонники Эрдогана. Ведь государство и так владеет зданием.

"Потребности молящихся тут ни при чем. Преследуется символическая цель. Это шаг, связанный с имперскими устремлениями. А вся дискуссия вокруг Святой Софии — отражение комплекса неполноценности, вызванного многовековым ощущением отставания от Запада. И масштабное празднование годовщины завоевания Стамбула тоже указывает на этот комплекс. Взятие византийской столицы не праздновалось ни самим султаном Мехмедом, ни другими османскими правителями. Эта традиция появилась в республиканский период, когда у власти была Демократическая партия. На самом деле турки — великодушный народ с широким сердцем. А подобная позиция не возвышает турецкую нацию — наоборот, к сожалению, бросает тень на ее добросердие", — рассуждает богослов.

Ковер с османскими мотивами

Действительно, споры вокруг Святой Софии в основном идеологические. Ведь туристы, как заверяют турецкие власти, и впредь смогут спокойно попасть в здание. Только теперь им не надо покупать билет и стоять в длинной очереди в музейные кассы.

Но "теневым" экскурсоводам уже не придется рассказывать о тех самых вмятинах в мраморе. Эти следы истории, по всей видимости, закроют коврами. Ими по исламской традиции должна быть устлана вся мечеть.

К первому намазу коврами покрыли половину полов Айя-Софии — почти две тысячи квадратных метров. Всю поверхность планируют закрыть уже после реставрации, длящейся несколько лет, — смету расходов неделю назад удвоили.
"Ковер украшен османскими мотивами XVII века, органично вписывающимися в исторический интерьер", — заверил журналистов Али Озкул, глава ткацкой компании, изготовившей ковры.

Что будет с мозаиками

Но полы и ковры — не самое главное, что беспокоит общественность по всему миру. Святая София знаменита огромными византийскими мозаиками, созданными в VIII-XIV веках. Когда завоеватели Константинополя в 1453 году переделали православный собор в мечеть, они спрятали христианские изображения под толстым слоем штукатурки. А в 30-е годы XX века их неожиданно обнаружили византологи.

Решив превратить музей в мечеть, турецкие власти заверили, что мозаики не тронут. Но как тогда быть с одним из важнейших предписаний ислама — запретом на изображения живых существ в мечетях? Высказывались версии вплоть до радикальных: будто бы мозаики снимут и создадут отдельную экспозицию.

Но Управление по делам религии (диянет) Турции, в чье ведение перешел памятник, нашло компромисс. Сначала предложили затемнять мозаики только во время намазов. Но потом от этой идеи отказались, посчитав, что резкая перемена освещения повредит панно. В итоге решили закрывать иконы специальной тканью пять раз в день примерно на 15 минут.

Причем, по заявлению турецких властей, от молящихся скроют лишь те мозаики, которые расположены прямо перед их взором, то есть по направлению к Мекке. Речь идет о нескольких панно с Богоматерью (в том числе и знаменитое изображение на алтарной апсиде), Спасителем и архангелом Гавриилом.

Принадлежит всему человечеству

Однако, несмотря на заверения турецких властей, общественность не успокоилась. Взбудоражено прежде всего музейное сообщество, ведь, по сути, своим решением Эрдоган перевернул действовавшие десятилетиями правила, касающиеся мировых памятников культуры.

В 1985 году ЮНЕСКО включила Айя-Софию в список Всемирного наследия. С одной стороны, это способствовало популяризации памятника. Музей был самым посещаемым в Турции и ежегодно приносил огромные доходы городской и государственной казне.

С другой стороны, особый статус налагает дополнительные обязательства на владельцев объекта. Например, любые реставрационные работы нужно согласовывать с международной организацией, что уж говорить о судьбоносных решениях, подобных принятому 10 июля.

В ЮНЕСКО заявили: смену статуса турецкие власти не согласовывали. И тем самым создали весьма опасный прецедент. Теперь защитить тот или иной памятник культуры, номинально принадлежащий всему человечеству, от прихотей отдельных политиков будет куда сложнее.

Вакф не смотрит на ЮНЕСКО

"Что интересно, юридически Эрдоган сделал все грамотно — по сути, он не превысил полномочия. После захвата Константинополя в 1453 году Святую Софию обратили в вакф — имущество, переданное специальному фонду, для религиозных целей. Поэтому ни Великобритания, ни Пруссия, ни Россия не требовали от османского султана поменять статус памятника. После распада Османской империи к власти пришли проевропейски настроенные республиканцы. И Мустафа Кемаль Ататюрк по политическим соображениям превратил Софию в музей. Но вакф так и остался вакфом — его статус неотчуждаем", — объясняет историк-востоковед Михаил Якушев.

Даже несмотря на светский характер, турецкое законодательство, по словам Якушева, основано на исламских правовых нормах. Именно к ним и обратился 10 июля высший судебный орган Турции — Госсовет. Решение, которое потом утвердил президент Эрдоган, он принял на основе иска представителей вакфа.

"Собственники вакфа могут потребовать изменить статус у любых объектов, которые им принадлежат, без оглядки на ЮНЕСКО, светские законы и так далее. Как мы знаем, такая же ситуация в исторической области Палестины. Храм Гроба Господня — главная святыня христиан — когда-то был вакфом. И права на владение святыми местами давал османский султан, а не патриархи, служившие там", — напоминает эксперт.

Поэтому судьба Святой Софии и других памятников культуры на Ближнем Востоке, отмечает он, во многом теперь будет зависеть от политической конъюнктуры. Мнение миллионов верующих — прежде всего православных христиан, чьи храмы превращались в мечети османскими правителями, — не учитывается. Нынешняя ситуация вокруг "храма Премудрости Божией", где почти тысячу лет совершали христианские службы, наглядно это показала.

Антон Скрипунов, ria.ru