Калининградский янтарь остался в тисках криминала и некомпетентности

Прошедший в курортном Светлогорске первый Международный янтарный форум не дал внятного ответа на вопрос о перспективах и путях развития уникальной отрасли. По утверждению специалистов, благодаря системе половинчатых решений в ближайшие годы сфера переработки и добычи солнечного камня вряд ли очистится от криминала и начнет приносить доход государству, в недрах которого сосредоточено более 90% мировых запасов ископаемой смолы.

В Калининградской области прошел Первый экономический форум янтарной отрасли. Это масштабное мероприятие давно ждали,  ведь дирекция профильного комбината и чиновники областного правительства уже дважды анонсировали его проведение и по непонятным причинам отменяли. С третьей попытки организаторам удалось собрать под крышей роскошного «Янтарь-холла» в Светлогорске представителей 30 компаний России, Литвы, Латвии, Южной Кореи, Польши и даже Исландии, занимающихся продажей и переработкой солнечного камня.

В рамках насыщенной программы более 700 участников получили возможность полюбоваться уникальными самородками и приобрести их на открытых торгах. Но самое главное - послушать и обсудить в прениях доклады официальных лиц о перспективах отрасли. Тем более что в качестве гвоздя программы дирекция Янтарного комбината презентовала проект отраслевого кластера.

«Цель проекта - ликвидировать колоссальное несоответствие между тем, что по факту предприятие является уникальным для всего мира, и тем, в каком состоянии оно в настоящий момент пребывает, - констатировал советник председателя совета директоров АО «Калининградский янтарный комбинат» Валерий Бойко. - Кластер «Янтарная долина» должен обеспечить региону около 2 тысяч рабочих мест и объединить порядка 60 компаний. К 2025 году проект заработает на полную мощность».

Однако, несмотря на красочные макеты и яркие иллюстрации, сопровождавшие презентацию, представленный проект не вызвал большого энтузиазма у многих специалистов. «Последние три года комбинат постоянно чего-то презентует. То ценовую политику, то модернизацию, то масштабные аукционы, - выразил корреспонденту ОК-информ витающие в «Янтарь-холле» коллективные сомнения директор исследовательской лаборатории ископаемых смол «Илис» Александр Ларюшкин. - Планов-то громадье, но толку от этого совсем нет».

Пессимизм местных переработчиков и ученых, увы, имеет устойчивые основания. За время неустанных попыток организовать форум существенно поменялась и конъюнктура мирового рынка, и положение дел в сфере добычи и переработки ископаемой смолы.

«Падение спроса на камень идет в геометрической прогрессии, - пояснил вице-президент Ассоциации производителей и переработчиков янтаря Илья Емельянов. - Рынок перенасыщен. Сырец теперь добывают и в Польше, и на Украине. Усугубляют ситуацию и спекулянты, которых большое количество».

На фоне внешних неурядиц не радуют переработчиков и ювелиров порой совершенно аналогичные действия отраслеобразующего Янтарного комбината. «Складывается впечатление, что политика предприятия направлена совсем не на развитие отрасли, - посетовал Александр Ларюшкин. - Четыре года назад президент России дал поручение - очистить янтарь от криминала. Поменялось руководство на комбинате, прошли какие-то реформы. А на деле, кажется, что просто перераспределили потоки. Янтарный барон Виктор Богдан ударился в бега, но дело его живет. В той же презентации кластера - ставка на иностранный бизнес, словно местный калининградский уже похоронили.

Более лояльно настроенные предприниматели также не скрывают сомнений в реальности презентованного проекта».

«Честно говоря, не понимаю, зачем нужна такая глобализация? - пожимает плечами известный в регионе мастер Павел Астапенко. - В Гданьске, который сегодня носит статус мировой столицы янтаря, нет никаких кластеров. Там изделия производят более 700 компаний со штатом от 3 до 10 человек. Все со своими идеями и с чувством здоровой конкуренции».

Почти в каждом выступлении на форуме звучала одна и та же мысль: отрасль находится под влиянием криминала. Тонны незаконно добытого янтаря уходят в неизвестном направлении, пополняя активы местных групп и группировок.

«Предположительно - выручка от добытого нелегальным путем камня и изделий из него сопоставима с заработком комбината», - заявил заместитель полпреда президента в СЗФО Владимир Соловьев. Скорее всего, ответственный чиновник, зная реальное положение дел, просто сгладил острые углы. Эксперты в один голос утверждают: комбинат в настоящий момент не является монополистом даже на внутреннем рынке.

«Простая арифметика - в карьерах предприятия добывается чуть более 300 тонн сырца в год, - подвел неутешительный баланс компетентный источник в правоохранительных органах. - Из них делового камня - не более 100 тонн. Теперь считаем. Только в погрануправлении региона зарегистрировано порядка 1800 дайверов. Практически все они работают с камнем. Помножьте хотя бы на 20 кг за сезон. А на дне камень такой, что хоть сейчас в золотую оправу вставляй. Отбросов нет. Добавьте к ним так называемых прибойщиков. Их тысячи. Дальше переходим к клондайкерам: лопатчикам, помповикам, экскаваторщикам - тем, кто роет землю. Каждая бригада добывает за смену от 5 кг делового камня. Не меньше, если ставка за «крышу» в смену начинается с 20 тысяч рублей. По самым скромным подсчетам, теневой сектор добывает и продает ежегодно более 300 тонн деловых фракций. Его стоимость сопоставима с областным бюджетом!

По мнению экспертов, сейчас расцвету черного рынка способствуют предельная мягкость законов, регламентирующих добычу солнечного камня, и импульсивная политика комбината».

Сознавая все сложности в приобретении камня легальным путем, переработчики вынуждены обращаться к дайверам и клондайкерам. «В прошлом году люди того же Богдана специально взвинтили стоимость ходовых фракций на первом аукционе, - рассказывает член аукционной комиссии Александр Ветошкин. - Дирекция повелась и подняла отпускные цены. В итоге камень стал недоступным по стоимости. Его просто перестали покупать».

Надо отдать должное: с тех скандальных торгов в правила отпуска сырца были внесены изменения. С июня камень продается через Петербургскую биржу. В ходе открытых аукционов за три месяца заключено сделок менее чем на 50 млн рублей. «Сумма для тех, кто в курсе реального оборота, ничтожная, - констатировал эксперт. - В основном на торгах засветились те, кому необходимо легализовать импорт янтаря. Если сейчас сопоставить официальный уровень отпуска камня с комбината и объемы янтаря, прошедшего через таможню, выяснится, что несколько десятков тонн самородков просто упали с неба!»

По мнению переработчиков, спекулянты, на которых так сетует дирекция предприятия, не исчезнут даже при драконовских мерах, пока на комбинате не начнут проводить внятную и взвешенную ценовую политику. «Извините за резкость, но это не изменится, пока руководство предприятия работает на рефлексах, сиюминутных интересах, а не на научной основе, - поясняет заведующий кафедрой КГТУ Борис Воротников. - От этого и все беды. Много дилетантизма, и со стороны комбината, и со стороны остальных участников рынка. Пока не вспомнят, что на дворе XXI век, отрасль будет двигаться по кругу, усеянному граблями».

Как утверждают переработчики, при презентации того же кластера дирекцией комбината за свои были выданы идеи, которые уже давно используются в Калининграде. Разве на таких условиях можно говорить о партнерстве? «Было совершенно нелепо слышать о том, как на комбинате решили с выгодой использовать мелкие фракции, если учесть, что моя компания занимается этим уже не первый год, - пожимает плечами руководить НПК «Алатырь» Артем Шепелев. - На базе нашего продукта - консервированного янтаря, область применения которого от косметологии до промышленности, - можно производить более 70 продуктов, обеспечив тысячи рабочих мест без всякой помпы. Главное, чтобы не мешали и не присваивали».

Между тем, то, что Международный форум все-таки состоялся, можно отнести к знаковым событиям. И, судя по количеству интересантов, кризис, охвативший отрасль, предоставил всем участникам рынка шанс объединить усилия, для того чтобы преодолеть все испытания. Не создавать друг другу новых сложностей, а наладить диалог и выработать алгоритм, чтобы вывести отрасль из долговременной стагнации, в которой уникальная сфера оказалась благодаря банальному снобизму и некомпетентности.

Главное, чтобы это поняли и гости, и организаторы, оценив прошедшее мероприятие как точку отсчета в новом, конструктивном сотрудничестве.