Синдром Сечина. Отечественные рейдеры опаснее для страны, чем западные санкции

В мае эксперты Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС) в очередном выпуске «Мониторинга экономической ситуации в России» констатировали - в России воцарилась «инвестиционная пауза». По их данным, сокращение объема инвестиций в экономику страны за последние три года составило более 12%. Главный научный сотрудник Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений имени Е.М. Примакова РАН Евгений Гонтмахер недавно также поделился неутешительным прогнозом: "Перспективы цифровизации предприятий и экономики в целом представляются весьма туманными. Всё упирается в инвестиционный климат, который категорически перекрывает дорожку для вложения частных денег в осовременивание производства. Более того — капитал из России уходит с ускорением. В первом полугодии текущего года его отток достиг $14,7 миллиардов, что в 1,7 раза больше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Откуда же тогда возьмутся средства на массовое создание фактически новых (а не косметически усовершенствованных) рабочих мест? Денег государства на всё не хватит".

Зачастую проблемы российской экономики объясняются санкциями стран Запада и неэффективным госуправлением, однако, куда больший вред инвестиционному климату наносят безнаказанность отечественных "акул бизнеса", осуществляющих рейдерские захваты приглянувшихся им компаний, и коррумпированная судебная система, слабо защищающая право частной собственности как физических, так и юридических лиц. 10 августа в авторитетном издании Financial Times вышла статья научного сотрудника Royal United Services Institute (Великобритания) Сары Лейн. Автор отмечает, что российская экономика последние годы пытается выжить в условиях болезненных санкций и напряженных отношений с Западом, и хотя они ощутимо ухудшили инвестклимат, гораздо "более масштабный ущерб нанесла старая проблема отечественной экономики, которая, похоже, возникла вновь, - reiderstvo".

Так, термины из бандитского словаря лихих девяностых, вроде "reiderstvo", "kryisha", "bespredel" и др., снова становятся ключевыми для описания современных российских реалий. Причем иностранные специалисты не всегда могут адекватно перевести их на свои языки. Сара Лейн поясняет: "Несколько заметных и длительных судебных дел демонстрируют, что в России все еще распространены давление на бизнес и откровенные тактики рейдерства, такие, как приватизация и захват государства (захват государства - оказание влияния со стороны фирм на создание и формулировку правил, норм, законов, отвечающих интересам данных фирм, посредством незаконных крупных платежей представителям официальных властей. - Прим. ред.), банкротство, а также продолжительные атаки, осуществляемые миноритарными акционерами". Она добавляет: "У западных инвесторов есть причины для осторожности. Широко признано, что давление часто исходит от государственных властей".

Действительно, не только западным, но и российским экспертам сложно понять, где в нашей стране заканчивается государство и начинаются интересы приближенных к нему олигархов. Сара Лейн, в частности, рекомендует следующее: "Чтобы доверие к российскому бизнес-климату повысилось, омбудсмену по делам бизнеса следует дать полномочия для более активных вмешательств в подлинные случаи reiderstvo, а власти должны укрепить законодательство для защиты бизнеса от коррумпированных официальных лиц и враждебных конкурентов". Ее совет понятен, но, казалось бы, трудно выполним. Однако рано или поздно, власть будет вынуждена предпринять жесткие меры по ограничению чрезмерно зарвавшихся рейдеров, которые могут забирать чужую собственность, но не способны ей эффективно управлять, ибо они своими разрушительными действиями начинают угрожать стабильности политичесчкого режима и национальным интересам.

Уже тот факт, что в публикациях западных аналитиков практика рейдерства снова стала ассоциироваться со спецификой российского рынка, не может не настораживать. И одной антироссийской пропагандой это, увы, не объяснить, поскольку примеров, подтверждающих подобные заключения в последнее время становится все больше. К примеру, 1 августа я писал о факторе Игоря Сечина в российской политике и экономике. Одной из жертв его аппетитов стала "АФК Система" Владимира Евтушенкова, владеющая МТС, Детским миром, Медси, активами в оборонке и микроэлектронике, а ранее и "Башнефтью". В 2014 году Евтушенкова даже арестовывали, но ввиду массового протеста и непонимания представителей крупного бизнеса его выпустили на свободу. По данным радиостанции Business FM, на тот момент высказывались версии о конфликте между Евтушенковым и главой «Роснефти» Игорем Сечиным, который якобы претендовал на поглощение «Башнефти» или ее вхождение в капитал компании.

Сейчас судебный процесс между инвестиционной компанией АФК "Система" и "Роснефтью" (которая недавно по неизвестной причине выдала погруженной в хаос Венесуэле авансы на $6 млрд) подогревает недоверие к российскому рынку в целом, ибо к позиции "Роснефти" и к поведению судей у юристов возникает много чисто правовых вопросов. Интерес западных СМИ к этому случаю вполне объясним: АФК "Система" торгуется на Лондонской бирже, и у нее много иностранных акционеров и партнеров за рубежом. Именно подобные конфликты вскрывают подлинные механизмы отжатия бизнеса в России у тех, кто по какой-то причине не вписался в новые расклады влиятельных околокремлевских кланов. Капиталы бегут из страны, инвестклимат ухудшается, кормовая база для "siloviki" также сужается как шагреневая кожа.

10 августа АФК «Система» заявила в ходе судебного заседания в Арбитражном суде Башкирии по иску «Роснефти», что готова заключить мировое соглашение с российской нефтекомпанией, если независимый эксперт докажет, что управление «Системы» действительно негативно повлияло на доходы «Башнефти». Но будут ли привлечены к этому делу, действительно, независимые эксперты? Иностранные инвесторы следят за такого рода кейсами очень внимательно. И делают соответствующие выводы...

Николай Подосокорский