Счетная палата проверила имущество Росимущества

А в Петербурге ищут потерявшийся конфискат…

Расходы на хранение и уничтожение конфиската выше, чем доходы от его продажи,  - к таким выводам пришла Счетная палата, проверив деятельность Росимущества. По данным аудиторов, в 2017 году расходы за хранение изъятого составили 222 млн руб., а доходы от его реализации — 180 млн руб.

В Росимуществе дисбаланс объясняют тем, что существенные объемы имущества — это контрафактная продукция, характеристики которой не позволяют пустить товар  в оборот и, следовательно,  он  должен  быть уничтожен.   Также ведомство напомнило, что до 2017 года не имело возможности реализовывать конфискат из-за отсутствия установленного нормативного порядка и все изъятое  подлежало только утилизации.

Несмотря на объяснения Росимщества, Счетная палата отправила отчет об аудиторской проверке в ФСБ, Генеральную прокуратуру,   Госдуму и Совет Федерации. Центральному аппарату Росимущества и ряду территориальных управлений (в Санкт-Петербурге и Ленинградской области, в Камчатском и Приморском крае, в Сахалинской и Новосибирской областях) направлены соответствующие Представления.

Росимущество вообще довольно интересная организация. В конце 2017 года на всю страну прогремел скандал, фигурантами которого стали заместитель главы ведомства Елена Паткина и две ее коллеги из управления по Московской области. Чиновницы уличены в хищении 154 миллионов рублей.
За территориальными управлениями тоже водятся некоторые «грешки». То две тысячи конфискованных шуб моль проедает, то коррозия портит автомобили, то золото ржавеет.  При этом все товары не соответствуют ГОСТу, несут опасность для здоровья и, следовательно, должны быть уничтожены. Так, рассказывают, что в Московской области одна шуба была демонстративно сожжена на камеру, а часы в золотом корпусе разбиты молотком.

А в Петербурге тем временем ищут  конфискат,  потерявшийся на складах Ленобласти. Факт  пропажи всплыл  после объединения областного Росимущества с городским управлением. Конфискованный товар на сумму 690 миллионов рублей бесследно исчез, а вслед за ним и документы, которые могли бы пролить свет на его судьбу. По официальной версии чиновников они потерялись в ходе поспешной реорганизации. В настоящее время по данному обстоятельству возбуждено уголовное дело. И пока в нем - лишь акт приема передачи имущества от ТУ Росимущества в Ленинградской области в ТУ Росимущества по Санкт-Петербургу, который свидетельствует не в пользу ведомства.

Россия – щедрая душа

Задумывались ли вы когда-нибудь, почему в магазинах полно санкционной продукции? Собеседник журнала «Конкуренция и рынок», знакомый с ситуацией, рассказал о том, как  «запрещенка» попадает на рынок:

«Например, в том году было несколько торгов на хранение и уничтожение санкционных продуктов. Общая начальная цена - 20 миллионов рублей. То есть государство платит коммерсанту эти деньги за хранение и уничтожение продуктов. Но получилось так, что выиграла контора, которая ушла в минус 16 миллионов, то есть взялась  себе в убыток уничтожать конфискованные продукты. О чем это говорит? О том, что они тупо их продают. Дураку понятно, что никто не будет платить государству, чтобы просто  хранить и уничтожать что-то».

Бывает, что и государство  платит коммерсантам. За немалые деньги предприниматель должен хранить у себя конфискованный товар, а затем уничтожить его. При этом подрядчик получает не только деньги за свои «услуги», но и сам товар. А срок хранения может исчисляться годами.

«То есть если вы владелец рефрижератора, можно запросто получать солидный доход, занимаясь хранением санкционных продуктов. Вообще, схема такая: оценщик, хранитель и тот, кто уничтожает, они обычно аффилированы, а то и вовсе являются одним и тем же лицом. Пишется  телефон нокиа, оценивается в 100 рублей и уничтожается. А что это за телефон был на самом деле – неизвестно», - объясняет собеседник «Конкуренция и рынок». 

Данная схема применима ко всем конфискованным товарам, будь то продукты питания или смартфоны.  Товар перепродается, а в отчете значится, что уничтожен. Вместо дорогого смартфона разбивается самый примитивный аппарат.

По всем регионам картина абсолютно идентичная, что наталкивает на мысль о возможной координации действий из центра.   Тем временем  все «разбитое», «пропавшее», «потерявшееся» реализуется по всей стране. 

Долгое время государство закрывало глаза на данные махинации. Теперь же все чаще поговаривают о серьезных решениях и  передаче ряда полномочий Росимущества другим федеральным структурам.

 

Саша Колесникова