Право на забвение должно существовать не только в цифровой, но и в банковской сфере

Технологическое развитие общества неминуемо приближает нас к миру, который описан в великих антиутопиях ХХ века. Мы живем под видеокамерами, - многие к этому привыкли и видят в подобном положении дел гарантию безопасности.

Мы можем узнать о любом более или менее публичном человеке через глобальную сеть, и каждый способен добыть информацию о нас самих через открытые источники, - такая «прозрачность» значительно снижает шансы защитить свою частную жизнь.

Наконец, банки и другие финансовые структуры помнят наше финансовое положение лучше нас самих: избавиться от неблагоприятной кредитной истории куда сложнее, чем покаяться перед самым высоким авторитетом.

Остановить призрак надвигающейся антиутопии может только целенаправленная государственная политика в области защиты суверенного личного пространства гражданина. Технологические возможности, которые будут только расширяться, необходимо поместить в строгие рамки закона.

Право на забвение

Впервые о праве на забвение заговорили еще в конце XIX века. Американский юрист Луис Брандейс писал о суверенном «праве быть оставленным в покое» в то время, когда «многочисленные механические устройства предвещают истинность предсказания, что то, что говорили на ухо внутри дома, будет провозглашено на кровлях».

В новейшее время «право на забвение» обычно связывают с процессом испанского гражданина Марио Костеха Гонсалеса против Google (2010-2014). В 2010 году Гонсалес потребовал от Национального агентства по защите данных удалить электронную версию статьи из архива газеты La Vanguardia, где содержалась информация о продаже его дома за долги. По словам Гонсалеса, компрометирующая информация посягала на его право на личную жизнь.

Суд первой инстанции принял решение в пользу Гонсалеса, но Google опротестовал его в Верховном суде Испании, аргументируя тем, что сведения, изложенные в публикации, достоверны. Верховный суд передал дело в Европейский суд по правам человека, который в мае 2014 года обязал корпорацию удалить все ссылки на эту историю на испанском домене Google.es, несмотря на то, что данные обрабатываются на территории США.

Этот прецедент имел важнейшее значение для множества судебных решений в Европе.

Кроме того, предпосылки к применению права на забвение существовали и существуют в законодательстве многих стран. Так, во Франции действует знаменитое «droit a l`oubli», согласно которому отбывшие срок наказания осужденные через определенное время могут воспрепятствовать дискредитирующей их публикации фактов о своем судебном прошлом. Аналогичная практика существует и на Британских островах.

В большинстве стран Латинской Америки конституционно закреплен принцип «Хабеас дата», согласно которому гражданин вправе требовать в судебном порядке ознакомления с любыми касающимися его данными, хранящимися в государственных учреждениях и архивах, а также в каких угодно источниках и на каких угодно носителях.

«Право на забвение» в России

В России закон о праве на забвение вступил в силу 1 января 2016 года. Согласно ему, операторы поисковых систем обязаны по заявлению любого заинтересованного лица удалить потерявшую актуальность информацию о нем - вне зависимости от того, наносит ли она ущерб чести и достоинству заявителя. Это положение касается как информации, распространяемой с нарушением законодательства, так и утратившей значение ввиду изменившихся обстоятельств.

Однако до сих пор речь идет только о поисковых устройствах, то есть исключительно о компьютерных сетях. Право на забвение действует в России только в сфере цифры. Между тем банки и финансовые институты постоянно используют информацию о гражданах, и при этом для большинства из тех, кого эта информация касается, она остается совершенно непроницаемой.

Выйти из игры

Каждый гражданин, вступая во взаимоотношения с финансовыми структурами, передает им часть информации о себе и подписывает разрешение на ее обработку. Это своего рода вход в игру.

Но в том-то и дело, что в настоящее время выхода из этой игры не предусмотрено. Насколько бы добросовестно мы не выполняли наши обязательства перед финансовыми учреждениями, личные данные все равно остаются открытыми для них и закрытыми – во всей своей совокупности – для нас. Тем более мы не знаем, какие выводы делаются специалистами и роботами, обрабатывающими эти данные, как нас классифицируют и по какой рубрике определяют.

То есть мы знаем, что они многое знают о нас, но что именно, и – главное, - как интерпретируются эти сведения, не имеем ни малейшего представления. Конечно, возможно «заказать» свою кредитную историю, но насколько она совпадает с «внутренними данными» банков, придется размышлять в каждом отдельном случае. По крайней мере, никаких законодательных актов, требующих полноты и правдивости этой информации, пока не существует.

В этих обстоятельствах естественно предположить, что единожды попав в поле зрения банков и других кредитно-финансовых институтов, мы не обязаны оставаться там пожизненно. Банки называют кредитную историю своего рода «паспортом заемщика». Но если человек не желает никогда больше быть «заемщиком», он должен иметь возможность легко оставить этот «паспорт» в прошлом.

Тут, на самом деле, очень простое уравнение. Любой человек, который по тем или иным причинам полагает, что его кредитная история способна ему навредить, - будь то карьера или семейные обстоятельства, - должен иметь право навсегда ее удалить со всех носителей. При этом, однако, он в той же мере обязан понимать, что вместе с этим он навсегда и бесповоротно отказывается от возможности воспользоваться кредитным продуктом любого банка.

Одновременно человек может потребовать удаления любых сведений о себе из банковских баз данных. Если такая возможность существует в интернете, почему ее не должно быть в финансовой сфере, где хранятся достаточно подробные сведения о миллионах людей? В обыденной жизни банки используют эти сведения для рекламных рассылок и других подобных акций. Любому из нас это может попросту надоесть, и мы имеем полное право навсегда уйти с финансового базара.

Анализируя проблему, очень важно учесть, что часто дурная кредитная история формируется безо всякого участия и тем более вины потенциального клиента. Так, по оценке Объединенного кредитного бюро, «некоторым заемщикам негативные кредитные истории создают сами банки»:

По закону «О кредитных историях» они должны направлять в бюро информацию о текущих платежах по займам, а также фиксировать их погашение. Но кредитные организации забывают сделать это. Итог — на заемщике висит кредит, который тот уже погасил. И ничего не подозревающий клиент, который обратился в банк за предоставлением новой ссуды, может получить отказ по причине сокрытия якобы действующего кредита. Просрочка по оплате ссуды более чем на 30 дней автоматически переводит ее в разряд «негативных», а заемщика — в группу «недобросовестных». В таком случае дорога в приличный банк этому человеку навсегда закрыта.

Между тем в сложившихся обстоятельствах гражданин не имеет права по простому запросу узнать, какие сведения о нем содержатся в банковских базах, и каковы выводы, сделанные из этих сведений. Получается, что финансовые институты играют с нами в жмурки или в кошки-мышки. Такое положение вещей исключает элементарную прозрачность экономических отношений и способствует самым нездоровым манипуляциям.

Гражданское право «на банковское забвение», так же, как и «право на забвение» в интернете, должно быть закреплено в специальном законе и реализовываться простым заявительным способом. Только так, в конечном счете, мы сможем добиться, чтобы финансовые структуры служили обществу, а не пытались его закабалить, подчинить своим интересам, используя расширяющийся год от года арсенал технических средств. Против неограниченной власти финансового капитала и его «цифровых», «облачных» и любых других технологий существует только одна надежная защита – государство и его законы.

Полонский Андрей, tsargrad.tv