Почему министры не хотят работать на развитие экономики России и принимают решения, которые приведут к обнищанию большинства граждан страны?

Институт актуальной политики (директор – Никита Исаев) опубликовал доклад с анализом сложившейся непростой ситуации в экономике и рекомендациями по выходу из кризиса.

Народ и бизнес едины

По данным РАНХиГС, 32 млн жителей России живут в нищете – или, как это называется на казенном языке, за чертой бедности. Почти 52 млн человек живут просто плохо – скучковались вдоль черты бедности. А реальные доходы в этом сентябре пробили дно и оказались самыми низкими с 2012 года, говорится в исследовании центра «Ромир».

Бизнес также не в восторге от происходящего. По данным опроса Deloitte, 37% финансовых директоров российских компаний дают пессимистический прогноз на будущее. Среди руководителей производственных компаний 50% не видят поводов для обнадеживающих прогнозов. 84% бизнесменов уже созрели для того, чтобы начать избавляться от российских активов.

Статистика чудес

Но у правительства России совсем иная точка зрения на происходящее. По мнению многих министров, экономического кризиса в России не то чтобы нет, его и не может быть, потому что в 2017 году экономика выросла на 1,5%, а за десять месяцев 2018 года, как считают в Минэкономразвития, на 1,7%. Минувший октябрь в годовом исчислении вообще показал рост до 2,5%.

Особенно хорошо растет промышленность – на 3,7% по сравнению с октябрем 2017 года, в том числе обрабатывающие производства – на 3,2%. Рост зарплат в стране за неполный 2018 год составил 11% – так считает министр труда Максим Топилин.

Здесь, правда, между министрами вышел спор, потому что по данным Минфина показатель роста достиг лишь 4,1% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. А подпортил всю эту сказку Росстат, опубликовав информацию о том, что наши реальные доходы по сравнению с прошлым годом выросли лишь на 1,6%. Это без учета единовременной̆ выплаты пенсионерам в январе 2017 года.

Игры мелких жуликов

«Реальных цифр о состоянии российской экономики нет. Чтобы получить эти данные, нужно очень тщательно изучать разные показатели, их соотносить и пытаться сделать какие-то выводы, но они все будут носить условно-вероятностный характер. Я склонен считать, что российская экономика сейчас вышла на более-менее фиксированную траекторию примерно в два процента спада в год, – считает экономист Михаил Хазин. – Поскольку репутация правительства стремительно падает не только в глазах общества, но и в глазах того же самого политического руководства, то все министры стали играть в свои игры».

Какие это игры – это вопрос сложный, и мы про это не узнаем. Грубо говоря, эти мелкие жулики, которые изображают из себя высокопоставленных чиновников, придумали, как себя обезопасить. - констатирует Хазин.

По его мнению, поскольку данные, которые предоставляет Росстат вместе с Минэкономразвития, настолько не устраивают политическое руководство страны, что все министры решили поиграть цифрами. И, похоже, никого не смущает, что ни одна цифра не соотносится с реальной жизнью, а прогнозы больше похожи на неудачные анекдоты.

Реальная Россия

«2018 год отметился очень неплохими официальными данными от Росстата, но одновременно с этим тотальным ухудшением благосостояния населения. Моя поездка от Москвы до Сахалина в рамках тура «Реальная Россия» позволила мне своими глазами убедиться в реальности проблем в регионах: федеральная власть не реагирует на чаяния субъектов, сокращая финансирование (в этом году более 54% от всех собранных налогов уходит в федеральный̆ бюджет) и назначая лояльных губернаторов, основная задача которых – скрывать реальные проблемы, – комментирует происходящее директор Института актуальной политики Никита Исаев. – Практика показывает, что любой̆ успешный̆ бизнес может быть загублен или высокими налогами, или давлением надзорных органов, а может просто стать жертвой̆ рейдерского захвата».

Именно налоговую нагрузку Исаев считает главным тормозом российской экономики. По оценкам Института Адизеса, 80% крупных предприятий вынуждены будут увеличить отпускную стоимость своей продукции из-за повышения НДС с 18% до 20%. То есть цены производителей вырастут. Скорее всего, этим воспользуются перекупщики и другие посредники, «набросив» еще свои проценты. И в результате граждане России смогут покупать еще меньше – обнищают многие из тех, кто сейчас еще хоть как-то сводит концы с концами.

Падение продаж ударит и по производителям – сократится производство, а значит начнутся массовые увольнения, вырастет число безработных. Кроме НДС бизнес обложен еще полусотней различных сборов, которые не включены в Налоговый кодекс. Один из таких – рекомендация Минфина региональным властям поднять имущественные налоги для бизнеса ради пополнения бюджетов.

Вряд ли обнищание и безработица волнуют оптимистов из правительства. Даже данные опросов самой ориентированной на власть социологической службы, ВЦИОМ, не повлияли на решения экономического блока кабинета министров. А ведь по данным ВЦИОМ 64% жителей страны считают, что повседневные расходы (еда, транспорт, коммуналка) должны быть снижены. В ответ на это повышается пенсионный возраст, вводится двухуровневая индексация стоимости оплаты жилищно-коммунальных услуг и взлетают цены на бензин и дизель.

Как нам обустроить экономику

Эксперты Института актуальной политики считают, что для изменения ситуации в лучшую сторону необходимо провести аудит каталогизированных сборов и уменьшить совокупную налоговую нагрузку, чтобы она не превышала 40% от прибыли компаний. Также поможет система сквозного налогообложения со ставкой̆ в 20-23%, и этот налоговый̆ режим надо разрешить только для компаний, которые на 85% принадлежат гражданам России. Требуется возвращение НДС на прежний уровень в 18%.

Нужно также ввести систему мотивации увеличения численности сотрудников и модернизации за счет снижения налога на дивиденды. Кредиты для бизнеса не должны стоить дороже 5-5,5% в течение хотя бы одного года, а повышение пенсионного возраста следует отложить до того времени, пока экономика не догонит среднемировые темпы роста.

Снизить же бюджетные траты можно, урезав пенсионные надбавки депутатам и увеличив пенсионный возраст для сотрудников силовых ведомств до уровня гражданских служащих. Саму же пенсионную реформу провести таким образом, чтобы срок дожития у мужчин составлял не менее 19 лет, а у женщин – 22 года.

* * *

Увы, экономический блок правительства все делает наоборот: вместо того чтобы снизить налоговую нагрузку, смягчить денежно-кредитную политику и увеличить социальную поддержку, оно повышает НДС, не подпитывает экономику деньгами и увеличивает пенсионный возраст. В чьих интересах принимаются такие решения и как долго это будет продолжаться – вопрос открытый. Но то, что своими решениями и комментариями министры серьезно дестабилизируют политическую ситуацию в стране, – это факт.

Тер-Газарян Арам, tsargrad.tv