Пиррова победа: Инфляция, дефляция, девальвация

По их логике, низкая инфляция позволит бизнесу и гражданам выстраивать свои долгосрочные программы, как в части инвестирования, так и в части сбережения капиталов номинированных в российской национальной валюте. Да, действительно, инфляция сегодня на низких уровнях, но цена, которую мы уже за это заплатили, весьма высока. Более того, в обществе наблюдается тотальное недоверие к данным официальной статистики. Казалось бы, чиновники, отвечающие за финансы и экономику, должны учитывать данный факт, но вместо этого постоянно звучат обвинения в адрес граждан. Мы своим неверием и провоцируем высокие инфляционные ожидания. Парадокс? Да, но он позволяет манипулировать цифрами и сознанием.

Накануне Минэкономразвития (МЭР) и подведомственный ему Росстат опубликовали новые оценки и прогнозы по инфляции на текущий год. Согласно этим данным, потребительские цены с начала 2018-го выросли всего на 0,6%. До этого они вообще были на нулевом уровне. По подсчетам МЭР, инфляция в годовом выражении составит 2,2–2,3%. При этом в начале лета инфляция пробьет вниз отметку в 2%.

Столь оптимистичный прогноз не совпадает с выкладками Центробанка. На Неглинной считают, что инфляция останется все же около 4% в нынешнем году.

Имеют ли данные прогнозы корреляцию с реальной жизнью? Всё зависит от нескольких ключевых факторов:

Высокая зависимость от глобальных цен на углеводороды. Макроэкономическая стабильность в высокой степени зависит от той ценовой конъюнктуры, которая будет формироваться после завершения действия соглашения ОПЕК+;
Еще один ключевой фактор – проводимая в стране жесткая денежно-кредитная политика. Именно "высушивание" деловой активности, падение покупательной способности и, как следствие, падение продаж, стремление к бездефицитному бюджету (и это в ситуации перманентного кризиса) позволили достичь столь "значимого успеха" в части таргетирования инфляции;
Инфляционные ожидания зависят и еще от одного фактора, который носит хоть и "сезонный" характер, но оказывает серьезное влияние на итоговые годовые показатели. Речь идет об урожае овощей, фруктов, зерновых. Сейчас как раз и отыгрывается высокая база 2017 года. Не факт, что подобное повторится в этом году, но "хвост" урожайного минувшего года также позволил Кабмину и ЦБ дать "победоносный" прогноз и на текущий год.

В цифрах всё выглядит гладко и логично, но не успели высохнуть чернила на новом прогнозе, как экономисты и финансисты заговорили о дефляционных процессах в отечественной экономике. Напомню, согласно теории монетаризма, дефляция, как правило, ведет к резкому… замедлению экономики. Опасаясь столь негативной реакции, страны, столкнувшиеся с дефляцией по причине перепроизводства, активно применяют финансово-экономический инструментарий, который бы позволил их нейтрализовать. Например, Банк Японии и Национальный банк Швейцарии ввели отрицательные процентные ставки по депозитам. Нам это не грозит, хотя "принудительное" снижение инфляции уже привело к тому, что вклады в отечественных банках потеряли свою былую привлекательность, и граждане, в первую очередь, представители среднего класса, стали предпочитать им операции доверительного управления.

Отток капиталов с депозитов был спровоцирован и общей нервозной обстановкой на отечественном банковском рынке, которую спровоцировал ЦБ, запустив программу "финансового оздоровления", но эта тема требует отдельного анализа.

Вернусь к инфляции. В России она носит принципиально иной характер, ее главными драйверами являются монополии и олигополии. У нас нет перепроизводства товаров и услуг, как в Европе, США, Японии. Наши мощности загружены в среднем на 40%. Причина – низкие спрос и покупательная способность, которые вызваны падением реально располагаемых доходов населения и крайне низкими показателями в части инвестиций в развитие предприятий.

Инфляция в пределах 3-4% вкупе со стабилизацией валютного курса может благоприятно сказаться на притоке инвестиций в экономику, будет способствовать ее росту. Инфляция ниже этого уровня, о чем говорится в прогнозе Минэкономразвития, наоборот, будет производить разрушительное воздействие на российскую экономику.

Проблема носит структурный характер. Доминанта ТЭК (куда, собственно, и устремились с начала этого года инвестиции, а в несырьевом секторе продолжается стагнация) не позволяет экономике проводить эластичные изменения. Зависимость от мировой конъюнктуры на наши традиционные экспортные товары и неразвитость высокотехнологичных отраслей играют с нами злую шутку. В цифрах Росстата фиксируется рост инвестиций и падение инфляции, а в реальности нет ни того, ни другого.

Проблема в структурной диспропорциональности нашей экономики. Эту краеугольную проблему может исправить только государство, стимулируя отрасли и сектора с высокой добавленной стоимостью. Наши предприятия остро нуждаются в инвестициях и стабильности российского рубля. По инвестициям большие проблемы, после завершения мегастроек (Крымский мост, стадионы к ЧМ-2018 по футболу, "Сила Сибири" и т.д.), государство намерено резко сократить свои вложения в экономику (это уже заложено в принятом федеральном бюджете на период до 2020 года), а частный бизнес без стимулов и поддержки не сможет самостоятельно решить возникшую концептуальную проблему.

Тем более, российские госбанки, которым оказывается беспрецедентная помощь со стороны ЦБ, не скрывая, отказываются финансировать реальный сектор экономики. Они либо задирают процентную ставку по кредитам до такого уровня (не обращая внимания на то, что Банк России постепенно снижает ключевую ставку), что привлечение заемных (оборотных) средств становится бессмысленным занятием, так как кратно превышает уровень рентабельности промышленных предприятий.

Второй тезис. Стабильность российской национальной валюты также не может быть спрогнозирована по причине алогичной политики Минфина, который намерен в ближайшие четыре года приобрести на внутреннем рынке более $150 млрд и направить их не на развитие экономики, а в "кубышку Кудрина". Минфин не верит в стабильность рубля? Или под давлением крупного бизнеса ведет ситуацию к неизбежной девальвации на горизонте до 2021 года?

Манипуляции с инфляцией, возможная дефляция и девальвация – факторы, которые не позволяют выработать не то что долгосрочную, но и среднесрочную программу развития российской экономики.  Промышленники и предприниматели, как и обычные граждане страны, не понимают, чего ждать от тех, кто заседает в правительстве и Центробанке. Какую политику будут вести чиновники в обозримой перспективе? Отсутствие ответов на выше изложенные вопросы очень нервирует бизнес. Даже крупный, который предпочитает оставлять свою валютную выручку (последние данные - отток капитала за два минувших месяца 2018 года увеличился в 2,2 раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и достиг уровня в почти $10 млрд) за пределами страны. Нет инвестиций, буксует производство, падают доходы, а нам рассказывают про историческую победу над инфляцией. Может, хватит заниматься самообманом?!

Пронько Юрий, tsargrad.tv