МФЦ: Рубль не верит в возможность реализации санкций против ОФЗ

Сегодня в центре внимания валютных рынков будет главная публикация, по которой Федрезерв США оценивает состояние рынка труда – количество рабочих мест вне сельскохозяйственного сектора. Ожидания тут – вновь позитивные, а между тем, доллар уже укрепился до 95,06 по индексу DXY – максимума с 19 июля и по совместительству отметки сильного, едва ли преодолимого, сопротивления. Рубль на этом фоне уже снизился до отметки 63,44 за доллар.

Вопрос относительно дальнейшего укрепления «зелёного» в случае выхода позитивного отчёта по рынку труда в США стоит уже в плоскости эффективности импортных тарифов Дональда Трампа, так как они имеют смысл только на фоне нейтрального (а лучше – умеренно корректирующегося вниз) доллара. Укрепляющийся доллар «съедает» всё больше и больше их экономического эффекта, делая американскую конечную продукцию неконкурентоспособной. Поэтому вопрос о реакции рынка на Non-farm payrolls – в той мере, в которой американские инвесторы в последнее время руководствуются заповедью «не навреди!» – остаётся открытой. Как вариант – очередной твит Трампа с требованием остановить расследование спецпрокурора Мюллера, или что-нибудь на ту же финансово-экономическую тематику – и рынки сделают вид, что это событие оказалось более важным, а потому тем, кто вновь поддался «минутной слабости» и влился в радостный поток «быков» по доллару – поступит сигнал не горячиться и вспомнить, что рынок – не касса взаимопомощи.

Между тем, внутренний рынок сегодня сотрясают комментарии относительно новой волны американских санкций, в центре которых – ограничения против российского госдолга. Тут хорошо бы не рубить с плеча, множа панику, а разобраться что к чему.

Особенность сопроводительной риторики нового «санкционного транша» - в том, что она носит не карательный, а превентивный характер: «чтоб впредь неповадно было». Группа американских сенаторов во главе с Линдси Грэмом - авторов законопроекта – ссылаются на «необходимость противодействия «дезинформации из России», и для этой цели создаётся некое новое правительственное подведомство. Разработчики при этом указывают, что если Россия «прекратит кибератаки, а также изменит политику в Сирии и на Украине, то США снимут санкции» – но по причине отсутствия каких-либо деталей и подробностей этого дисклеймера внимания рынков он не удостоился. На этом фоне интересны разговоры о возможности личной встречи членов Совета Федерации РФ с Республиканским сенатором-либертарианцем от штата Кентукки Рэндом Полом, который слывёт одним из наиболее конструктивно настроенных по отношению к Москве людей в Вашингтоне.

Теперь, собственно, к предмету готовящихся санкций. Если речь идет именно об облигациях федерального займа, номинированных в рублях, то на их покупку невозможно наложить санкции, поскольку ОФЗ являются рублевым механизмом, который находится в рублевой зоне. Минфин РФ может выпускать новый рублевый долг столько, сколько потребуется – притом, судя по последним результатам аукционов, даже в случае ухода какой-то части наиболее политкорректных нерезидентов с этого внутреннего российского рынка, кратная переподписка, ввиду его отличных параметров риск/доходность, сохранится. Впрочем, в этой загадочной истории весь акцент упирается на то, что санкции коснутся только будущих, но не обращающихся выпусков ОФЗ. Но и здесь получается неувязка – насколько просто не допустить нерезидентов до новых инструментов, если они не обращаются в долларовой зоне и будут храниться в российском депозитарии? Тут, видимо, либо действует принцип «испорченного телефона», и мы чего-то не знаем, либо законопроект этот будет претерпевать существенную трансформацию – тем более, что Министр финансов США Стив Мнучин неоднократно высказывал своё мнение о низкой эффективности таргетирования рынка внутреннего рублёвого долга России.

Владимир Рожанковский, эксперт "Международного финансового центра"