Чем опасен законопроект о госрегулировании цен на бензин

В Госдуму внесен законопроект, предусматривающий госрегулирование цен на бензин. Поможет ли эта мера остановить рост стоимости топлива в условиях, когда частные заправщики пытаются компенсировать накопленные убытки и не нанесет ли это новый удар по нефтяникам, населению и экономике России?

Рост цен на бензин и дизельное топливо весной и летом стал показателем неверной фискальной настройки деятельности нефтяников. Эксперты в последние несколько месяцев неоднократно обращали внимание на опасность сложившейся ситуации, ведь воедино сошлись сразу несколько мощных факторов.

Правительство смогло остановить беспрецедентный рост стоимости бензина, снизив акцизы. Однако негативные последствия не заставили себя долго ждать: рост цен на топливо затронул не только жителей России, но и крупные заводы, сельскохозяйственные предприятия и даже авиакомпании, вынужденные больше платить за заправку самолетов.

Рикошетом это снова ударило по населению, так как рост издержек производства, транспортных и логистических расходов был заложен производителями и поставщиками услуг в конечную стоимость. Авиакомпании же увеличили топливный сбор, что сказалось на стоимости билетов и туристических путевок в разгар сезона отпусков.

Окончательно процесс повернуть вспять не удалось. На авансцену в июле вышли независимые топливные продавцы, которые вновь стали завышать цены, чтобы компенсировать потери в прошлые месяцы. Они сильнее всех пострадали от лавинообразного роста цен весной, так как втридорога закупали нефтепродукты и даже при завышенной отпускной цене на заправках все равно торговали себе в убыток. В этой ситуации парламентарии предложили поставить перед ростом цен на топливо жесткий государственный барьер.

Переход на ручное управление

Депутаты от КПРФ Валерий Рашкин и Денис Парфенов внесли в Госдуму законопроект о регулировании цен на топливо. Документ уже опубликован в базе данных Госдумы. В законопроекте предлагается установить с 1 января 2019 года предельные цены на бензин и дизтопливо, а также ввести госрегулирование торговых наценок. Выполнять будущий закон в случае его принятия должно будет правительство России.

Как отметили инициаторы внесения законопроекта, рост цен весной 2018 года привел к социальному недовольству в регионах и не был связан с рыночными условиями. Они уверены, что к столь тяжелой ситуации привели рост налога на добычу полезных ископаемых и снижение экспортных пошлин на нефть. Депутаты также отметили, что вследствие такого перераспределения нагрузки население оказалось в уязвимом положении.

Отметим, что мнение депутатов вовсе не является чем-то оригинальным. О росте экспортного паритета ранее Царьграду говорили многие эксперты и аналитики. Было отмечено, в частности, что именно из-за переноса налоговых платежей в НДПИ параллельно со снижением экспортной пошлины продажа нефтепродуктов на экспорт стала крайне привлекательной для компаний, а вот реализация на внутреннем рынке в теории давала убыток. Однако никто в убыток работать не хотел, отмечали эксперты, поэтому топливо на внутреннем рынке стало продаваться по мировым ценам.

Координатор движения «Общество синих ведерок» Петр Шкуматов отметил тогда, что правительству не стоило обвинять во всем нефтяные компании, так как «каша была заварена» еще раньше бывшим вице-премьером и куратором ТЭК в кабмине Аркадием Дворковичем, лоббировавшим налоговый маневр в нефтяной отрасли.

К слову, сам господин Дворкович уже попытался снять с себя ответственность за произошедшее. Он обвинил в стремительном росте цен нефтяников – по словам Дворковича, во всем виновата «пересменка» в кабмине, во время которой и начали расти цены. В итоге этот фискальный казус создал невероятную ситуацию. За январь – май 2018 года цены на бензин в России выросли на 7,7%, обогнав инфляцию почти в 5 раз.

Ведущий эксперт Союза нефтегазопромышленников России Рустам Танкаев заявлял Царьграду, что сильнее всего пострадали независимые автозаправщики. Сейчас производство бензина в России не растет, а потребление – растет. При этом, по его словам, реализация каждого литра бензина дает убыток в 3 рубля. Очевидно, что крупные нефтяные компании могут нивелировать этот эффект или по крайней мере «перетерпеть», а вот независимым заправщикам, бизнес которых не настолько диверсифицирован, приходится уходить с рынка. Танкаев отметил, что закрытие частных АЗС уже идет полным ходом.

Для того чтобы избежать банкротства, эти АЗС пытаются реализовать накопленный потенциал роста цен и держат их максимально высоко. Поведение частных заправщиков во многом и привело к инициативе перехода на госрегулирование цен.

Госрегулирование как панацея?

С идеей о необходимости госрегулирования цен на топливо согласились и аналитики компании Vygon Consulting, мнение которых приводит РБК. Они отметили, что стабилизация цен на бензин сегодня происходит только из-за давления на нефтяников (вспомним тут и Дворковича, который называл эти карательные мероприятия «четкой работой» и «балансировкой интересов»). В этой связи аналитики задались вопросом о том, почему в таком случае не перевести всю систему ценообразования на внутреннем нефтяном рынке под контроль государства.

Произошедший весной рост цен на бензин, вмешательство президента России Владимира Путина и правительства в лице вице-премьера Дмитрия Козака, на совещании у которого было принято решение о снижении топливных акцизов, аналитики назвали «знаковым событием» для российского рынка. Сам же рынок, по их мнению, не прошел проверку на устойчивость в условиях «резкого изменения соотношения нефтяных котировок и курса рубля». В то же время снижение акцизов не смогло в корне переломить ситуацию.

Нефтеперерабатывающие заводы и заправки остаются уязвимым звеном, компенсируя разницу между сдерживаемой государством розницей и рыночным оптом. Разрабатываемые компенсационные механизмы в рамках налогового маневра несовершенны и не дают гарантий будущей финансовой стабильности НПЗ и АЗС, – считают аналитики.

Они добавляют, что рост акцизов в 2019 году может подстегнуть новый виток дисбаланса цен в опте и в рознице. В этой связи они считают целесообразным переход на госуправление ценами. В частности, по их мнению, необходимо зафиксировать дистанцию между этими ценами.

Розницу можно индексировать с учетом инфляции, а вот опт – рассчитывать на основе дифференциала. Этот показатель должен учитывать усредненные транспортные расходы, затраты на содержание АЗС и нормы бытовой прибыли. Совокупно это составляет около 6 рублей на литр бензина, подсчитали эксперты. Именно столько должен составить «отступ» опта от розницы – это гарантировало бы стабильную разницу экспортных цен и стоимости топлива на внутреннем рынке.

ФАС – против

Федеральная антимонопольная служба (ФАС), вместе с тем, уже не поддержала инициативу о госрегулировании цен на бензин. По словам замглавы ведомства Анатолия Голомолзина, отказ от рыночного принципа формирования цены может противоречить договоренностям в рамках ЕАЭС.

Введение государственного регулирования цен на бензин может противоречить договору Евразийского экономического союза, которым закреплена договоренность государств-членов о проведении скоординированной энергополитики, основанной на рыночном ценообразовании, – приводит слова Голомолзина РИА Новости.

Он отметил, что ФАС пока не видела документ, внесенный в Госдуму депутатами. При этом, по его словам, в большинстве стран мира цену все же определяет рынок, а не государство. Основным фактором роста цен весной Голомолзин назвал рост топливных акцизов. Затем на совещании у Дмитрия Козака было решено снизить акцизы на бензин на 3 тыс. рублей, на дизтопливо – на 2 тыс. рублей, а также заморозить ставку. Голомолзин уверен, что решение проблемы роста цен кроется не в госрегулировании, а в большей гибкости акцизов.

ФАС действительно уже пыталась и пытается реагировать на проблему роста цен на бензин. Как стало известно в конце июня, служба считает, что в торговой политике компаний должна быть «намертво» прописана и фиксация наценки на бензин как в опте, так и в рознице.

Сейчас трансляция к снижению цен в мелкий опт и розницу идет с большой задержкой и гораздо медленнее, чем когда цены повышаются, – заявлял тогда господин Голомолзин. Действительно, между движением котировок и реальными ценами на АЗС всегда существует определенный люфт. Аналитики, опрошенные ранее Царьградом, отметили, что цены в мелком опте растут всегда быстрее, чем снижаются. Даже при падении цен на бирже продавцы не стремятся быстро снижать отпускную стоимость на АЗС, им это попросту невыгодно.

К тому же рынок переориентируется на закупку на бирже, пока там нефтепродукты обходятся дешевле. А если цена на бирже растет, то, как правило, начинает действовать иной механизм, который приводит к сокращению доли мелкооптовых партий на рынке, – региональные игроки стремятся закупить как можно больше все еще дешевых нефтепродуктов.

В целом аналитики сошлись во мнении, что данная инициатива ФАС способна стать крайне мощным ударом по независимым автозаправщикам, которые так и не смогут компенсировать свои убытки. Однако именно ФАС выступает арбитром в согласовании политики нефтекомпаний, а поэтому все же имеет рычаги давления.

Нефтяники пойдут к президенту

Представители крупнейших нефтяных компаний, конечно, обеспокоены перспективами усиления давления на отрасль, роста акцизов, попадания под более жесткое регулирование со стороны ФАС и другими факторами. Как выяснили «Ведомости», нефтяные компании намерены встретиться с Владимиром Путиным для того, чтобы прояснить ситуацию с налоговым маневром.

Ожидается, что совещание состоится не ранее 27 августа в Кемерове, куда Путин прибудет на заседание комиссии по ТЭК. Нефтяники планируют поднять вопрос акциза на нефтепродукты в 2019 году, а также введение обратного акциза на нефть. Их также беспокоит вопрос формирования логистического коэффициента, который будет зависеть от удаленности НПЗ от экспортных рынков.

Издание пишет, что итогом совещания у Путина должно стать внесение изменений в налоговый маневр и получение нефтяниками дополнительно 3 трлн рублей. Официальных подтверждений от нефтяных компаний и чиновников пока не поступало.

Четыре шага Танкаева

Эксперты неоднократно говорили об опасности чрезмерной зарегулированности нефтяной отрасли. В то же время в данный момент к грядущему росту НДС, продолжению налогового маневра в нефтянке, риску повышения акцизов добавляется и перспектива вообще полного отказа от рыночного ценообразования.

Ведущий эксперт Союза нефтегазопромышленников России Рустам Танкаев напомнил Царьграду, что в кризисные моменты правительство переводит нефтяную отрасль на ручное управление и затем не стремится от него отказываться, что бьет по рентабельности производства бензина и ведет к деградации нефтепереработки. В данной же ситуации инициатива депутатов КПРФ и вовсе не вписывается в рамки разумного.

«Депутаты-коммунисты несколько поторопились. Сначала им надо провести великую социалистическую революцию, а потом уже переводить экономику на социалистические рельсы», – иронизирует Танкаев. Он также рассказал, к каким последствиям привел бы переход на госрегулирование цен на бензин:

Первым итогом стало бы исчезновение бензина с рынка. Вторым итогом стало бы введение какой-то карточной системы или талонной. Тысячу раз подобное уже проходили в истории – это то, что мы сейчас можем видеть в Венесуэле. Следующим этапом стала бы гомерическая спекуляция бензином. Я хочу напомнить времена СССР, конец 80-х годов, когда в очередь за бензином становились в 6 утра и стояли 6 часов, но при этом по трех-, четырех- или пятикратной цене вы могли купить бензин «с заднего хода». И торговали им малолетние дети, потому что они были тогда неподсудны, – сказал эксперт.

Он добавил, что тут же произошло бы ухудшение качества бензина, возник бы дефицит топлива, так как его стало бы невыгодно производить и продавать. Комментируя пример Саудовской Аравии, где до сих пор действует госрегулирование цен на бензин, Танкаев напомнил, что это государство является монархией. В этой связи инициативу коммунистов можно расценивать как попытку возвращения к социализму, а предложение тех, кто ставит в пример саудитов, – переходом к феодальному укладу. Обе системы, по словам эксперта, доказали свою неэффективность.

Танкаев отметил, что стабилизации цен на нефть и их снижению в перспективе в два раза способствовали бы четыре действия со стороны правительства.

Первое – отменить налоговый маневр. Второе – отменить акциз на бензин и дизтопливо, снизить налоговую нагрузку. Когда вводили дорожный налог, то говорили, что его вводят вместо акциза, который будет отменен, но этого не произошло. Третье – нужно укрепить национальную валюту, прекратив интервенции ЦБ России на валютном рынке. Это приведет к росту рубля и сокращению разницы в цене между нами и нашими соседями без удара по нашей экономике. Четвертое – необходимо поднять таможенные пошлины на вывоз бензина. Сейчас они в 10 раз ниже, чем в 2014 году. Если эти четыре действия сделать, то мы увидим резкое падение цен на бензин, – сказал Танкаев.

Таким образом, в эффективности предлагаемых мер по госрегулированию цен на бензин сомневается не только ФАС, но и эксперты. Правительство России уже показало, что может предпринимать позитивные шаги, снизив акцизы и заморозив их рост. Сразу после этого решения цены на заправках действительно поползли вниз. Однако нефтяной отрасли сегодня нужна комплексная помощь и избавление от лишней нагрузки, а не регулятивное давление. И важными все эти факторы делает не только судьба самых компаний, но и качество жизни граждан России.

Кучер Егор, tsargrad.tv