Банк ВТБ объявил о намерении разместить на отечественном рынке сверхдлинные облигации

Второй по величине банк страны – ВТБ – в ближайшее время собирается разместить на отечественном рынке так называемые вечные облигации. Сведения о готовящейся операции появились на сайте раскрытия корпоративной информации. Максимальный объём облигаций, планируемых к размещению, – один триллион рублей. Облигации могут быть номинированы не только в российских рублях, но и в иных валютах. Уточняется, что размещение осуществляется путём закрытой подписки среди квалифицированных инвесторов.

Эту новость в интервью ведущей телеканала «Царьград» Марии Иваткиной прокомментировал председатель Русского экономического общества имени Шарапова, профессор Валентин Катасонов.

Царьград: Бумаги всё-таки не бессрочные или «вечные», как это заявляется. У них есть предельный срок погашения, равный 100 годам. Их правильнее назвать сверхдлинными облигациями?

Валентин Катасонов: Да, это сверхдлинные облигации. Их выпускают в Европе на 30-50 лет, а кто-то там же уже выпустил бумаги на 100 лет. Сейчас говорят о дефолте в Аргентине. Но два года назад там была эйфория: они сумели разместить 100-летние бонды и говорили: смотрите, какое доверие к Аргентине. Если берут 100-летние бонды, значит, у них всё окей.

Ц.: А у нас окей?

В. К.: Я не могу понять мотивацию людей, которые будут покупать облигации. Однако раз размещают, значит, кто-то, видимо, купит. Но я думаю, что это та категория людей, которых условно можно назвать «рантье». То есть они покупают бумаги и думают, что получают устойчивый гарантированный доход до конца своей жизни, а потом ещё передадут эстафетную палочку, и их дети и внуки тоже будут пользоваться этими бесплатными плодами. С моей точки зрения, через 100 лет, да какой там через 100 лет, я думаю, через 20 лет от всего этого «мыльного пузыря» останется жалкая лужица.

Ц.: Банки в России схлопываются один за другим. Понятно, что у ВТБ сейчас более или менее устойчивое финансовое положение. А через пять лет, 10, 50?

В. К.: ВТБ формально просто вывеска, которая висела на банке. По всем рейтингам это был железобетонный банк. Я имею в виду советский ВТБ. Ну и что, где этот советский ВТБ? А взять Сбербанк. Что осталось от советского Сбербанка? Жалкая лужица. Их не стало, остались лишь обязательства. Если эти обязательства перевести на современные деньги, то это триллионы современных рублей.

Ц.: Почему обязательства перед населением не погашаются?

В. К.: Они должны погашаться, но этого не происходит. Может быть, здесь расчёт на то, что всё-таки ВТБ государственный банк, и если с банком что-то произойдёт, то погашение обязательств будет переложено на государство. Но мы с вами хорошо помним историю со Сбербанком. В 1990–1991 годах сгорели все вложения советских граждан. Дальше вроде бы эти обязательства перекочевали на Сбербанк России. Дума в 1995 году приняла решение о том, что государство всё-таки будет погашать эти обязательства: их пересчитают, будут какие-то графики. Но где-то уже в конце 90-х годов процесс застопорился. Были какие-то показательные погашения перед приоритетными категориями граждан, но не перед всеми. Каждый год, между прочим, Госдума продлевает мораторий по этому закону. Так что я предупреждаю граждан, что это очередная ловушка. Если вы мечтаете стать рантье, то сможете стать не рантье, а просто ограбленными людьми.

Ц.: Для чего тогда вообще ВТБ это размещение?

В. К.: Думаю, что у ВТБ сейчас возникли проблемы. Дело в том, что существовали гарантированные кредитные линии Центрального банка, которые помогали ВТБ поддерживать свои нормативные показатели. Центральный банк сказал, что они заканчивают с этой синекурой. Через год-два этих гарантированных кредитных линий больше не будет. Поэтому ВТБ дёргается, ищет какие-то варианты. Вот придумали 100-летние облигации. Но ещё неизвестно, с каким успехом будет размещение этих самых облигаций. И, кстати говоря, ВТБ был главный пользователь вот этих самых гарантированных кредитных линий.

Ц.: А другие банки собираются размещать «вечные-длинные» бумаги?

В. К.: Альфа-банк размещал, ещё какие-то были банки. Где-то, в общем, порядка 10 прецедентов размещения таких длинных облигаций было.

Ц.: Но это всё равно является экзотикой для рынка…

В. К.: Это экзотика, да. В Европе это больше распространено, чем в России. Но теперь, видимо, наши банки решили собезьянничать и взять пример с европейских банков. Ну, уж тогда вы обезьянничайте до конца. Потому что ведь в Европе происходит эмиссия облигаций с отрицательным процентом. Давайте тогда, размещайте. Может быть, тогда народ будет покупать ваши отрицательные бумаги.

Иваткина Мария, tsargrad.tv