20 лет «Петербургскому историческому клубу» ( К проблеме выживания СМИ в условиях жесткой конкуренции)

Алексей Воронцов,
председатель профильной комиссии по науке и высшей школе, депутат Законодательного Собрания СПб,д. филос. н., профессор

 

В мае этого года исполнилось 20 лет «Петербургскому историческому клубу» телерадиокомпании «Петербург» – одной из популярнейших воскресных радиопередач Северо-Западного региона нашей страны. Созданный в 1993 году совместными усилиями известного питерского радиожурналиста А. В. Солдатова и видного историка член-корреспондента РАО, профессора В. И. Старцева, «Исторический клуб» сразу же полюбился слушателям первой кнопки городской и областной радиотрансляции. Передачу начали слушать миллионы людей. Поначалу казалось, что в этом нет ничего удивительного. Со времен Великой Отечественной войны, когда Ленинградское радио работало в блокированном городе, его авторитет был огромен. Вплоть до начала ХХI в. – радио «Петербург» (бывшее Ленинградское радио) оказывало огромное влияние на жизнь города и области. Оно стало любимым информационным и культурным центром горожан.

В конце лихих 90-х существовало расхожее мнение, что положение тогдашнего губернатора Санкт-Петербурга В. А. Яковлева не может быть поколеблено до тех пор, пока он располагает информационным ресурсом прославленного в блокаду радио. Вполне закономерно поэтому, что в ночь с 31 марта на 1 апреля 2001 г. (без уведомления трудового коллектива и совета с общественностью и горожанами) радио «Петербург» было произвольно переведено с первой на третью кнопку городской и областной радиотрансляционной сети. Вместе с тем предложенная частота вещания в FM-диапазоне (69,47 МГц) лишала горожан возможности принимать передачи радио «Петербург» с помощью импортных радиоприемников и, соответственно, слушать их в салонах автомобилей. (Как известно, у зарубежных радиоприемников FM-диапазон чаще всего не обладает достаточной широтой.)

Здесь-то и начинается поучительная история выживания электронного СМИ в условиях жесточайшей конкурентной борьбы.

В Музее Дома радио до сих пор хранятся 100 000 подписных листов с требованиями возмущенных горожан вернуть радио «Петербург» на первую кнопку городской и областной радиотрансляционной сети. К сожалению, на рубеже веков мнение горожан не было учтено, «управляемая демократия» начинала работать.

Непростые времена наступили и для «Исторического клуба». Передачу решили «клонировать» на «Радио России. Санкт-Петербург». В таком непростом положении способность к стратегическому мышлению проявил ведущий радиопередачи (после В. И. Старцева и А. В. Солдатова) профессор Андрей Леонидович Вассоевич. «Пусть лучше “клонируют” вместе со мной, чем без меня», – рассудил он тогда. Директор радио «Петербург» Юрий Ольгердович Радкевич поддержал такой ход. На протяжении трех лет А. Л. Вассоевич был председателем двух исторических клубов: на радио России и на радио «Петербург». Отдадим должное Юрию Ольгердовичу за его смелость и правильность данного решения.

Произошедшее понижение статуса радио «Петербург» в целом, естественно, уменьшило количество слушателей у той радиопередачи, которая была создана в 1993 году А. В. Солдатовым и В. И. Старцевым. Нельзя было сбрасывать со счета и того, что освобождавшуюся информационную нишу постепенно могли заполнить и исторические передачи «Эха Москвы». Тем не менее А. Л. Вассоевич как радиоведущий не собирался сдаваться. Профессор кафедры всеобщей истории РГПУ им. А. И. Герцена, профессор кафедры политической психологии СПбГУ и Санкт-Петербургской Православной духовной академии великолепно понимал, что победа в нелегкой конкурентной борьбе за внимание радиослушателей Северо-Запада может быть обеспечена только высочайшим профессионализмом исторического вещания.

За два десятилетия напряженной работы в студиях «Петербургского исторического клуба» собирались не только крупнейшие историки, философы, социологи из Санкт-Петербурга и Москвы, но и видные военачальники, высшие офицеры спецслужб, депутаты Государственной Думы РФ, а также дружественные нашей стране ученые из-за рубежа и даже послы иностранных государств.

Экспертный потенциал этого неформального сообщества, приходившего в Дом радио по адресу: Итальянская, 27, был поистине уникален. Поэтому вполне закономерно, что в дни юбилея «Петербургского исторического клуба» ТРК «Петербург» полномочный представитель Президента Российской Федерации в СЗФО Владимир Иванович Булавин обратил должное внимание на этот экспертный потенциал. 29 мая 2013 г. в офисе полномочного представителя Президента РФ по Северо-Западному федеральному округу прошел круглый стол «Экспертное сообщество Северо-Западного федерального округа: принципы формирования и перспективы развития (к 20-летию «Петербургского исторического клуба» ТРК «Петербург»). В тот день участники заседания подводили поучительные итоги успешного 20-летнего выживания на информационном поле в условиях жесточайшей конкурентной борьбы.

 

Юрий Радкевич (начальник управления радиовещания ТРК «Петербург») – Андрей Леонидович, я хотел начать с большой благодарности за предоставленное право приветствовать столь высокое собрание. Два слова о программе, о радио и об Андрее Леонидовиче, конечно.

Радио «Петербург» живет. Живет трудно, как все в наше время, кто утверждает культурные, духовные ценности. «Исторический клуб» (а многие программы-долгожители за последние годы исчезают из эфира из-за финансирования, из-за нехватки энтузиазма, по разным причинам) держится благодаря именно таким людям, как Андрей Леонидович Вассоевич, с его такими детскими пытливыми глазами ученого предельной скромности поведения и абсолютно железным характером (это я не сразу понял) – только такие люди могут удержаться на этой на сегодняшний день не самой благодарной ниве для существования, ниве утверждения ценностей духовных и культурных, потому что слушателям это нужно.

К сожалению, не всегда это нужно руководителям и разным людям, от которых наша жизнь зависит во многом. Вот, Андрей Леонидович, я хочу присоединиться к словам Германа Владимировича о том, чтобы действительно было бы здорово, если бы и радио «Петербург», и программа имели долговременный проект житья в эфире, чтобы это было долго, чтобы это было так же, как и сегодня, нужно слушателям. Желаю вам лично здоровья. И пусть «Исторический клуб» радует слушателей и возвращает нас к тем вопросам, которые в наше время крайне необходимы – знать свою историю. Мы убеждаемся каждый день, что совсем молодые знают ее плохо. Дай вам Бог сил на долгие, долгие годы. Спасибо.

 

Александр Крутов (консультант директора РИСИ) – Ваше высокопреподобие, уважаемый Андрей Леонидович, уважаемые коллеги, несколько лет назад Божий промысел привел Андрея Леонидовича Вассоевича в Российский институт стратегических исследований.

К нам в институт пришел не просто ученый, не просто историк, не просто профессор, а пришел подвижник Земли русской и привел вместе с собой десятки тысяч слушателей «Исторического клуба», для которых история – это не взгляд в прошлое, история – это взгляд в будущее.

Директор нашего института Леонид Петрович Решетников, передавая поздравления по случаю 20-летия «Исторического клуба» сказал, что вся деятельность Андрея Леонидовича и «Исторического клуба» по защите истории, исторического наследия России велась и ведется не по приказу, а по зову сердца. Это дорогого стоит. Он прекрасно понимает, что враги России, стреляя в прошлое, целятся в будущее детей, внуков наших, правнуков, в будущее нашей страны. Одно из китайских проклятий (вы его слышали) звучит так: «Чтоб тебе жить во времена перемен». То есть в эпоху отсутствия времен, на стыке, на изломе, когда страну выворачивает наизнанку, когда ломается привычный уклад жизни, когда исчезают проверенные маяки, черное становится белым, а белое становится черным, когда легко теряется смысл жизни – вот тогда активные нападки на историю страны, именно в это время.

Кампания по фальсификации истории, в первую очередь истории даже Великой Отечественной войны, неуклонно набирает обороты, как в дальнем зарубежье, так и в ближнем зарубежье, да и в самой России. И можно было бы просто сказать: «Ну, что ж». Но ведь это не просто фальсификация истории, это вызов отечественной исторической науке, это вызов нашему отечеству, вызов, от адекватности ответа которому зависит будущее нашей родины, нашего народа. Помните, был такой почтальон Печкин. Так вот, он говорил, что главное украшение праздничного стола – это телевизор. Сегодня именно через телевизор наши люди получают информацию обо всем и об истории тоже. И зачастую получают информацию искаженную, информацию лживую, информацию, которая вводит в заблуждение. И, к сожалению, это не только происходит сейчас, это всегда происходило.

Вы – историки, многие занимаются наукой, вы знаете, что это все началось довольно давно. По-моему, где-то даже в 19-м веке появился новый тип человека, в создании которого произошло отождествление понятий «Россия» и «зло», который стал бороться не со злом в России, а с Россией как источником зла. А вот подобная борьба, которая продолжается и сегодня, она ведь, конечно, предполагает уничтожение этого источника зла. Значит – уничтожение России, уничтожение нашей родины.

А для этого что нужно сделать? Для этого прежде всего нужно воспитать ненависть к прошлому, ненависть к тому, как жили наши предки, как жили наши деды, как жили наши отцы. Достоевский вложил в уста одного из своих героев романа «Бесы» чеканную формулу: кто проклянет свое прошлое, тот уже наш. И вот эта формула сегодня действует. Она сегодня живет в передачах, фильмах, книгах, трудах – трудах врагов России. Их цель прекрасно видна.

Надобно, чтобы такой народ, как наш, не имел истории. А то, что имелось под видом истории, должно быть с отвращением забыто все целиком. К каким последствиям это приводит, Достоевский хорошо показал на примере Смердякова. Проблема пересмотра истории – даже не проблема историческая; это проблема политическая, связанная с будущим России, русской нации и всего русского мира. Если восторжествуют вот эти фальсификаторы, страна наша станет не только проигравшим войну агрессором, как мы слышали последние годы, но она утратит территории, многие уже утратила, а внутри России будет царить смердяковщина.

Мы должны помнить, что Россия началась не в 1917-м, не в 1991-м, а у нее славная, богатая история, которая длится уже более тысячи лет. Именно осознанием этой опасности объясняется активная деятельность и Андрея Леонидовича, и «Исторического клуба». Опасность и вся эта деятельность направлены на разоблачение лжи и демагогии фальсификаторов. И мы желаем, чтобы еще не одно поколение петербургских слушателей «Исторического клуба» воспитывалось в любви к родине на передачах прекрасного «Петербургского исторического клуба». Спасибо.

 

 

Андрей Вассоевич – Передо мной – микрофонная папка, которая датируется 2 мая 1993 г., и сценарий, подготовленный Александром Владимировичем Солдатовым, замечательным питерским радиожурналистом. В мае тревожного 1993 г. передача «Исторического клуба» вышла в эфир и начиналась она так: «Здравствуйте, уважаемые слушатели. У микрофона Александр Солдатов. Сегодня мы открываем еще одну совершенно новую программу – «Исторический клуб». Так она пока называется. В студии Дома радио на Итальянской собрались первые учредители «Исторического клуба» – известные петербургские историки. И среди них – председатель клуба, доктор исторических наук, профессор, зав. кафедрой истории России РГПУ им. Герцена Виталий Иванович Старцев.

Сразу скажу: Виталия Ивановича никто не избирал, его просто назначила наша редакция социальных программ. Но должность эта – не выборная, так что всем нам придется просто формально утвердить профессора Старцева председателем «Исторического клуба», иначе он всех нас просто не будет приглашать в эту студию. С этой минуты я ухожу в тень, так как ни ответственным секретарем, ни сопредседателем быть не могу, так как назначен редактором этой программы, во время записи – с совещательным голосом, во время монтажа – с решающим голосом». Так начинался «Исторический клуб».

Александр Владимирович Солдатов не скрывал от демократической общественности нашего города, что демократией при создании «Исторического клуба» и не пахло. И, может быть, это было величайшее благо, потому что первые годы в «Историческом клубе», как в Спарте, было два царя: профессор Виталий Иванович Старцев и Александр Владимирович Солдатов.

По своему психотипу Виталий Иванович Старцев был, конечно, человек более либеральный, чем Александр Владимирович Солдатов. Но при всем при том, я убежден, что он своей работой историка выполнил огромную патриотическую миссию в нашей стране, ибо Виталий Иванович Старцев был историком русского политического масонства. Вы прекрасно понимаете, что в лихие 90-е годы даже были такие стишки: «Масонов видел кто? Писатель Лев Толстой? Так Пьер Безухов вымышленный был герой».

Виталий Иванович Старцев показал, что помимо видимой власти в нашей стране, да и в других странах, существовала еще и власть невидимая. И конечно, горе для капитанов политических «титаников», если они думают, что существует только надводная часть айсберга. Одна из первых книг, в издании которой участвовал Виталий Иванович Старцев, называлась «За кулисами видимой власти». Он не был единственным автором этой книги. Собственно говоря, книга вышла в ту пору, когда Генеральный секретарь ЦК КПСС Андропов дал отмашку начать говорить и о закулисной власти. Но поразительное дело: ко временам Константина Устиновича Черненко народ, уже отталкиваясь от названия этой популярной книги, сложил частушку (или слоган, как бы сейчас сказали): «За кулисами видимой власти происходят всякие напасти». Значит, все понял правильно благодаря тому, что делал Виталий Иванович Старцев.

Виталий Иванович Старцев был не только историком России конца 19-го – начала 20-го в. Прежде всего, Виталий Иванович Старцев был очень обаятельным радиоведущим, обаятельным рассказчиком. Другое дело, что, как всякий талантливый человек, Виталий Иванович Старцев прожил непростую жизнь. Талантам его завидовали, к нему относились ревниво, иногда даже недоброжелательно. Когда я впервые пришел в РГПУ им. Герцена на должность профессора кафедры всеобщей истории, я был искренне убежден, что самый уважаемый профессор в нашем коллективе – это Виталий Иванович Старцев.

Потом жизнь научила Андрея Леонидовича уму-разуму. Самый уважаемый профессор – это тот, кого больше любит начальство. Получилось так, что ко мне начальство относилось лучше намного в ту пору, и поэтому Виталию Ивановичу Старцеву пришлось покинуть РГПУ. Для него это был страшный стресс. У него началось активное развитие онкологического заболевания. И перед кончиной он сказал Александру Владимировичу Солдатову: «Вы присмотритесь к Андрею Леонидовичу, он может после меня вести “Исторический клуб“».

А потом произошла другая трагедия. В последний день работы в петербургском Доме радио Александр Владимирович Солдатов пригласил меня, отвел на шестой этаж, помог оформить документы, необходимые для того, чтобы заступить в должность председателя «Исторического радиоклуба». Мы с ним посидели на подоконнике, пошутили, посмеялись. Я покинул Дом радио. И вдруг где-то часа через два ощутил немотивированную головную боль. Как я узнал позднее, в этот момент Александр Владимирович Солдатов рухнул в монтажной, ударился головой. Вызвали «скорую помощь». Через 48 часов он умер. И таким образом получалось, что два человека, в гроб сходя, благословили заниматься тем делом, которому они отдавали себя целиком.

Конечно, это была очень непростая задача – в этот сложный момент удержать ту высокую планку, которую задали Александр Владимирович Солдатов и Виталий Иванович Старцев. И тут я с благодарностью вспоминаю присутствующего здесь Алексея Васильевича Воронцова, завкафедрой истории и теории социологии РГПУ им. Герцена, который помогал становлению первых передач. Помогал потому, что Алексей Васильевич всегда был искренен. Он говорил: «Я не в том возрасте, чтобы менять сексуальную и политическую ориентацию». И говорил в студии не какие-то политкорректные лукавства, а вещи абсолютно искренние.

И конечно, такие передачи, как обсуждение книги Геннадия Сергеевича Водолеева «Выморочные циклы России», производили на слушателей впечатление, потому что потом на самом верху нашей вертикали заговорили о той жуткой депопуляции, которая несет нашей стране очень большие угрозы. И сегодня, приходя в Университет на факультет психологии, я преподаю, например, одной студентке. Перехожу на истфак – читаю одному студенту. Это – численный состав группы. Вдумайтесь в эти страшные цифры. Это следствие политики лихих 90-х.

Тем не менее «Петербургский исторический клуб» всегда стремился к тому, чтобы не вгонять слушателей в некое угнетенное депрессивное состояние, а наоборот, показывать им те социальные технологии, которые могут выручить нас и сегодня, которые могут нам подсказать, как решать те или иные проблемы. Задолго до возникновения президентской комиссии «Петербургский исторический клуб» начал, по сути дела, бить по рукам тех, кто стремился историю фальсифицировать.

А сделать это было не так сложно. Наиболее наглядный пример – это возникший культ Карла Густава Маннергейма в нашем городе.

Истоки этого культа понятны. В советское время не было страны, с которой у нас были бы такие хорошие дружеские отношения, как Финляндия. Ни с одной капиталистической страной мы так не дружили, как с Финляндией. И партийные вожди решили: ну, раз мы так дружим, зачем же упоминать о том, что у блокадного кольца была не только немецкая составляющая, но и финская составляющая? Кто старое помянет – тому глаз вон.

И когда Советский Союз прекратил свое существование, на месте этой советской фигуры умолчания вырос зловредный миф о добром дедушке Карле Густаве Маннергейме, который будто бы чуть ли не спасал Ленинград от блокады. Миф абсолютно зловредный. В разоблачении этого мифа огромную роль сыграл ветеран Великой Отечественной войны, участник битвы за Ленинград, доктор исторических наук, профессор Николай Иванович Барышников. Я сейчас смотрю на Владимира Николаевича Барышникова, его сына, который продолжает дело своего отца, будучи заведующим кафедрой истории нового и новейшего времени.

Именно Владимир Николаевич Барышников сначала познакомил Николая Ивановича с нашим финским другом доктором Йоханом Бекманом, ныне председателем антифашистского комитета Финляндии, а затем уже Николай Иванович Барышников привел доктора Йохана Бекмана к нам в «Петербургский исторический клуб» для записи передачи «Блокада Ленинграда и Финляндия».

Я нисколько не сомневаюсь в том, что Карл Густав Маннергейм был талантливый человек, но типологически эта фигура близка нашему советскому офицеру Джохару Дудаеву. Вы знаете, что Джохар Дудаев был бравый советский офицер, отличавшийся в Афганистане ковровыми бомбардировками. Но когда разрушили его великую Родину, он решил, что будет патриотом своей малой родины.

Точно так же, когда была уничтожена Российская империя, Карл Густав Маннергейм решил, что он будет патриотом маленькой родины – Финляндии. Но патриотизм его носил специфический характер. Он близко сошелся с Германом Герингом, стал его личным другом. И (чего греха таить – из песни слова не выкинешь) в 1942 г. (лето, когда Маннергейму исполнялось 75 лет) вождь национал-социалистической Германии совершил очень смелый поступок: он на самолете перелетел через Балтийское море для того, чтобы поздравить Карла Густава Маннергейма с 75-летием.

И, скажу откровенно, когда в Эрмитаже проходила выставка «Карл Густав Маннергейм – русский офицер, маршал Финляндии» (ничего не имею против таких выставок), но тогда на этих выставках пусть будут фотографии, изображающие рейс маршала Геринга вместе с маршалом Карлом Густавом Маннергеймом. Пусть на таких выставках показывают Die deutsche Wochenschau, где фюрер перелетает через Балтийское море, чтобы поздравить Маннергейма с 70-летием. Тогда такие выставки, бесспорно, полезны, ибо они открывают нам историческую правду.

Когда же начинаются «фигуры умолчания», то, конечно, это тенденциозная политическая пропаганда. И чтобы помешать этой тенденциозной политической пропаганде, «Петербургский исторический клуб», а именно: Николай Иванович Барышников, Владимир Николаевич Барышников, доктор Йохан Бекман и многогрешный Андрей Леонидович пустили в эфир прослушку секретных переговоров Гитлера и Маннергейма, потому что ведь в 42-м Маннергейм еще не был главным начальником, над ним был президент Рюти, которому было очень интересно знать, о чем в салон-вагоне совещались первый солдат Финляндии, как называли Маннергейма, и первый солдат Германии, как называли Адольфа Гитлера. И прослушка была выведена в эфир с параллельным переводом.

Я хочу сказать, что в работе «Петербургского исторического клуба» нет запретных тем. Когда были рассекречены последние анализы крови Сталина, мы собрали в Доме радио настоящий медицинский консилиум. Эти анализы крови делались на фамилию «Хрусталев». Первые сообщения были опубликованы в газете «Аргументы и факты». И даже эта газета попросила дать свое суждение последнего председателя КГБ СССР Владимира Александровича Крючкова, который откровенно сказал, что ему кажется, что со смертью Сталина не все гладко, нечистое дело.

И мы собрали медицинский консилиум в Доме радио, где был и главный токсиколог комитета здравоохранения, другой доктор медицинских наук действительный государственный советник Рачков, и в рамках этой передачи показывали, что соратники по президиуму ЦК КПСС, по всей видимости, помогли Сталину стартовать в лучший мир досрочно. Среди них были, конечно, и Хрущев, и Берия, и Маленков, и Игнатьев – без министра госбезопасности такие вещи тоже не делаются.

Ну, и после этого мы пустили в эфир голос Лаврентия Павловича Берии, его лицемерные стенания по поводу кончины отца народов. И я считаю, что это было правильно. Нет таких фонограмм, которые наши люди не имели бы права услышать в эфире. Некоторые скажут: «Ну как же так можно? Например, давать в эфир фонограмму речи Гитлера от 22 июня 1941 г.». Ну, начнем с того, что эту речь произносил не сам вождь национал-социалистической Германии. Он попросил зачитать свое обращение к немецкому народу и национал-социалистам доктора Йозефа Геббельса, который утром подъехал к берлинскому дому радио и зачитывал речь.

Но если знать эту речь, то, по сути дела, Резун (Суворов) со своими ледокольными книгами превращается в жалкого плагиатора, который все лучшие идеи украл у Адольфа Гитлера из его обращения к немецкому народу и национал-социалистам от 22 июня 1941 г. Более того, в очень конфузном положении оказываются те, кто считают, что это Советский Союз нападал на Финляндию 25 июня, потому что в этом гитлеровском обращении говорится о том, что Финляндия тоже участвует.

In diesem Augenblick vollzieht sich ein Aufmarsch, der in Ausdehnung und Umfang der größte, ist, den die Welt bisher gesehen hat. Im Verein mit finnischen Kameraden stehen die Kämpfer des Siegers von Narvik am Nördlichen Eismeer. Deutsche Divisionen unter dem Befehl des Eroberers von Norwegen schützen gemeinsam mit den finnischen Freiheitshelden unter ihrem Marschall den finnischen Boden.

Я не думаю, что историческая правда может испортить взаимоотношения между народами. Наоборот, я уверен, что взаимоотношения, основанные на дружеском отношении народов друг к другу, могут строиться только на основе исторической правды.

Меня часто спрашивают, какова идеология «Петербургского исторического клуба».

Я повторял это не раз: идеология «Петербургского исторического клуба» – это идеология дружбы народов бывшего СССР, это идеология дружбы народов бывшей Российской империи. А если к этой дружбе народов согласны присоединиться наши вчерашние союзники, например, выходцы из арабского мира (а ведь нельзя забывать о том, что Россия никогда не воевала ни с одной из арабских стран), то мы этому рады. Мы рады тому, что доктор Назым Меджи ад-Дейрави, директор независимого Русско-арабского культурного центра, помог донести до наших радиослушателей страшную правду об оккупации Ирака. Мы безмерно благодарны доктору Халеду эль-Ашкару за то, что он помог открыть нашим радиослушателям глаза на так называемые арабские революции, прокатившиеся по странам Ближнего Востока.

Естественно, что мы готовы крепить дружеские отношения не только с нашими вчерашними согражданами, с нашими вчерашними союзниками. Мы открыты к диалогу и с новым поколением тех стран, с которыми нам проходилось скрещивать оружие. И в прошлое воскресенье прозвучала вторая серия радиопередачи «Вторая мировая война глазами современного берлинского школьника».

Кстати, выступление берлинского школьника Матиаса было использовано во время моего собственного доклада в стенах Российского института стратегических исследований. И что замечательно: в какой-то момент участники конференции начали хлопать малолетнему берлинскому умнику. Это были аплодисменты не докладчику. Это были аплодисменты тем звуковым цитатам.

Естественно, что у нас были радиопередачи, посвященные и народам Дальнего Востока, посвященные Китаю. Ну, а 28-го, наверное, передача выходила в эфир – это еще и день, когда вьетнамские войска взяли Сайгон. Нам казалось, что в наше время, когда многие любят говорить о том, что надо брать под козырек «вашингтонскому обкому партии» (даже, видите, возник такой фразеологизм интересный), полезно напомнить о том, что есть героический народ, который под козырек никаким заокеанским обкомам партий не брал, мужественно и смело боролся за свое национальное освобождение.

Не могу не упомянуть о том интересном сотрудничестве, которое было у «Петербургского исторического клуба» с Агентством безопасности. «Петербургский исторический клуб» подготовил 5-серийный радиосериал. При этом мы не пытались создать некую сказочку приятную. Мы пытались нарисовать реальную драматическую картину взаимоотношений между ПетроЧК и зиновьевским руководством Петрограда.

Горько об этом говорить, но в то страшное время нашим городом руководил кровавый палач, человек трусливый и жестокий. Мы все вспоминаем Ленинградскую блокаду, оплакиваем наших земляков, умерших от голода. Но ведь помимо Ленинградской блокады была и блокада Петроградская, организованная заградотрядами Зиновьева, которые перекрыли доступ так называемым мешочникам, перекрыли нелегальное снабжение продовольствием. И, что поразительно, с точки зрения Григория Зиновьева, все сплошь председатели ПетроЧК были мягкотелыми, недостаточно кровь пускали населению города. И опять же, мы не боялись включать в этот радиосериал голоса и Ленина, и Троцкого, и Калинина, хотя на дворе стояли времена официального антисоветизма и антикоммунизма.

Говорят, что история никого ничему не учит. Позволю себе оспорить это утверждение. Фальсифицированная история никогда никого ничему не учит. Она подобна размагниченному компасу, который вместо севера указывает на запад. Правдивая история очень хорошо учит, но для этого ее нужно знать. Конечно, та работа, которая проделывается сегодня в «Петербургском историческом клубе», есть продолжение той работы, которую начинали Александр Владимирович Солдатов, Виталий Иванович Старцев.

А ведь они стояли на плечах такого мощнейшего гиганта, как Ленинградское радио, радио «Петербург». И я хочу сказать, что Ленинградское радио, которое в следующем году будет отмечать свое 90-летие, бесспорно, должно быть отнесено к объектам национального значения. Это национальное достояние. Не только потому, что Ленинградское радио работало все 900 дней Ленинградской блокады, но потому что фонотека Ленинградского радио и ведущие Ленинградского радио являются хранителями живых традиций русского языка, величайшей культуры радиовещания.

И поэтому я очень надеюсь на то, что, быть может, и в полномочном представительстве Президента Российской Федерации в Северо-Западном федеральном округе, и в Смольном, и в Законодательном собрании серьезно подумают над тем, чтобы объявить в следующем году радио «Петербург» таким же национальным достоянием, каким когда-то объявляли Санкт-Петербургский государственный университет, РГПУ им. Герцена. Мне кажется, Ленинградское радио является уникальной частью культурного наследия нашего города. К нему надо относиться очень бережно. Все ветви государственной власти должны о нем позаботиться.

Я хочу сказать, что, конечно, планы «Исторического радиоклуба» масштабны. Будем мы говорить и о выдающихся отечественных ученых. Так, например, 1 июня этого года исполнится 110 лет со дня рождения величайшего русского египтолога, доктора исторических наук Юрия Яковлевича Перепёлкина. И конечно, этот юбилей тоже не будет оставлен без внимания «Петербургским историческим клубом».

Разрешите в заключение моего затянувшегося выступления поблагодарить всех, кто нам помогал. Этих людей действительно много. Они собрались сегодня в зале. Это и Юрий Васильевич Косов, с которым мы записывали радиосериал «Российская школа геополитики». Это и Александр Иванович Субетто. Это, конечно, и Владимир Николаевич Колотов, который переводил для нас речи Хо Ши Мина с вьетнамского языка. И мы были поражены: оказывается, провозглашая независимость Вьетнама, дядюшка Хо, как его называют вьетнамцы, апеллировал к декларации независимости Соединенных Штатов Америки. Еще Вьетнам боролся с французскими колонизаторами, а мудрый дядюшка Хо (товарищ Хо Ши Мин), уже выбивал оружие из рук потенциальных врагов своей страны.

Трудно перечислить всех, кто нам помогал. Конечно, огромную помощь оказывал Российский институт стратегических исследований. Он давал нам просто фонограммы своих конференций, проводившихся с участием президентской комиссии по противодействию фальсификации истории, а мы на основе этих фонограмм изготавливали радиосериалы.

Дорогие коллеги, дорогие товарищи, позвольте от лица «Петербургского исторического клуба» всех вас сердечно поблагодарить. И хочу в этих стенах полномочного представительства высказать следующую идею: за 20 лет своей работы «Петербургским историческим клубом» накоплен огромный потенциал, многие десятки экспертов высочайшего уровня прошли через студию петербургского Дома радио. Это не только крупнейшие историки, философы, социологи, но это и военачальники начиная от популярного министра обороны Игоря Николевича Родионова и кончая генерал-полковником Леонидом Григорьевичем Ивашовым.

 Это высшие офицеры спецслужб, это иностранные ученые, дружественные нашей стране. Мне кажется, наступил момент, когда этот экспертный потенциал пора объединить прежде всего на пользу всем ветвям нашей власти, потому что единственный, кто не выступал в стенах «Петербургского исторического клуба» – это отъявленные враги отечества, живущие по принципу «Как сладостно отчизну ненавидеть! И жадно ждать ее уничтоженья! И в гибели отчизны видеть всемирную денницу возрожденья!». Стихи написаны Печериным в далеком 1837 году, но люди, исповедующие подобного рода философию, есть и сегодня. Их мы не приглашаем. Собственно говоря, все участники наших передач были носителями патриотического сознания.

А к патриотизму у нас критерии очень либеральные. Мы считаем, что существует три «не». Первое – нельзя уничтожать культурно-историческое и духовное наследие нашей Родины. Кто за то, чтобы уничтожать духовное и культурно-историческое наследие нашей Родины? Я уверен, в этом зале нет ни одного такого человека. Второе – нельзя, чтобы народ вымирал. Я уверен, что в этом зале нет ни одного человека, который за депопуляцию, за то, чтобы председатель «Петербургского исторического клуба» преподавал в аудиториях, где был бы один-единственный студент или одна-единственная студентка. Ну, и наконец, третье – нельзя разбрасываться территориями.

Эти территории не нами приобретены, не мы платили за них своей кровью – значит, любые разговоры о том, что нам пора сокращаться, сократим Россию до размеров Швейцарии и будем жить так же хорошо, как Швейцария – это разговоры предательские, это разговоры изменников, и конечно, таким персонажам мы никогда микрофон предоставлять не будем. Во всем остальном пусть расцветают 100 цветов, пусть расцветают все цветы. Задача «Петербургского исторического клуба» состоит в том, чтобы наша работа привела к позитивным изменениям в общественном сознании.

 

Алексей Воронцов – Уважаемые коллеги, как старейший депутат Законодательного собрания и как почетный член нашего «Петербургского исторического клуба» я всех также поздравляю с 20-летием. Это был не простой период, может быть, даже самый сложный в истории нашей страны. И радиослушатели, которые сразу же реагировали на передачи телефонными звонками и письмами, говорили о том, что «Исторический клуб» – это глоток живой воды, глоток свежего воздуха, о том, что передача необходима, и они ее любят.

Ведь были периоды, когда нас и хотели прикрыть, и Андрею Леонидовичу приходилось бороться, доказывая, что радиоклуб – это не какая-то политическая организация, это живой голос исторической правды. Сейчас, конечно, стало в этом плане значительно легче работать. Но напомню, кроме тех фактов, о которых уже говорил Андрей Леонидович, что «Петербургский исторический клуб» всегда оказывал морально-политическую поддержку Белоруссии. Когда были «газовые войны», «молочные войны», «Исторический клуб» выступлениями своих членов говорил президентам, руководителям страны, обращался к общественности: «Что вы делаете?» Белоруссия – наш самый верный союзник.

По сути дела единственный в тот период союзник, который отделял нас от Запада, обеспечивая безопасность 1 750 км границы. В Белоруссии расположены станции слежения. Так, Вилюйская станция предъявляет данные о подводных лодках: где они были и куда идут, в наш Генеральный штаб. Белорусская армия – это одна из сильнейших армий Западной Европы. И так далее, и так далее. И вы знаете, что наш голос все-таки услышали.

А вспомните нападки на нашу армию, особенно после выхода кинофильма «Штрафбат». Сначала поливали Советскую армию, а потом и к Российской армии подобрались. Мы также давали отпор. И здесь огромную роль, конечно, сыграл Леонид Григорьевич Ивашов, который является президентом Академии геополитических проблем и большим другом нашей радиостанции. Мы давали отпор буквально по всем направлениям, в том числе и тем власовцам, которые, к горькому сожалению, появились сегодня в церковной среде.

Есть такой священник Митрофанов. У нас были передачи, посвященные коллаборационизму и предательству в годы Второй мировой войны. Здесь наше мнение совпало с мнением Русской православной церкви, с мнением Всемирного Русского Народного Собора, который принял резолюцию против искажения истории Великой Отечественной войны. Так прямо в резолюции и было записано. Для нас это тоже большая победа.

Мне кажется, что сейчас происходит какой-то перелом в общественном сознании. Это я чувствую как социолог, может быть, за эти два-три года, особенно – за последний год. И мы все вместе с «Петербургским историческим клубом» должны этому способствовать. Вот это мое краткое выступление.

Спасибо за внимание.

 

Андрей Вассоевич – Здесь, в этом зале, присутствует секретарь правления Союза писателей России Александр Евгеньевич Беззубцев-Кондаков. Судьба подарила мне счастливую возможность увидеть Александра Евгеньевича впервые в качестве первокурсника. Но он уже тогда был членом Союза писателей – самым молодым членом Союза писателей России.

 И разрешите, я сейчас исправлю свою преподавательскую оплошность и подарю Александру Евгеньевичу (хотя он уже не первокурсник и ему не нужно сдавать экзамен по истории Древнего Востока) «Историю Древнего Египта» Юрия Яковлевича Перепёлкина, к которой я писал вступительную статью и редактором которой был. Александр Евгеньевич, предоставляю Вам слово для Вашего очень серьезного доклада « “Петербургский исторический клуб” и проблема информационной безопасности в Северо-Западном регионе».

 

Александр Беззубцев-Кондаков – Спасибо, Андрей Леонидович. На самом деле эта книга – со смыслом, потому что, как мы знаем, можно дружить домами, а можно дружить теле- и радиопрограммами. Так вот мы с Андреем Леонидовичем уже много лет дружим теле- и радиопрограммами. То он меня пригласит в «Исторический радиоклуб», то я его приглашу к себе на телевидение в программу «Текст в большом городе». И как раз завтра мы с ним встречаемся в эфире для того, чтобы обсудить историческое наследие великого русского ученого Юрия Яковлевича Перепёлкина, юбилей которого мы отмечаем. И я думаю, что как раз завтра Андрей Леонидович снова блеснет в качестве оратора и выдающегося русского ученого.

На самом деле, хочу акцентировать один момент, который почему-то ускользнул от взгляда выступающих. Глубоко символично то место, где мы сегодня собрались. Это даже более символично, чем если бы мы сегодня собрались в администрации губернатора, в Смольном. Дело все в том, что еще десять лет назад подобная встреча в таком формате и под такими высокими сводами была бы в принципе невозможна. Я не скажу, что передача была оппозиционной, что она была враждебна к действующей власти. Прежде всего, она была не политической радиопередачей, поэтому такие дефиниции здесь употреблять неуместно.

 Тем не менее тот мейнстрим, как ныне говорят, который нес в себе «Исторический радиоклуб», не нравился очень многим из представителей той властной элиты, которую мы видели и в нашем городе, и на федеральном уровне. Передача изменилась? Но я думаю, что все вы знаете, что передача нисколько не изменилась. Что изменилось? Изменилась обстановка в обществе, изменились взгляды национальных элит, изменились взгляды политических элит, изменилось, в том числе, и наше понимание роли исторического сознания в нашем обществе.

И сегодня порой мы слышим из уст первых лиц государства те высказывания, те мысли, которые казались крамольными, будучи произнесены в эфире «Исторического радиоклуба». Это коллективная заслуга тех авторов, которые так или иначе причастны к созданию такого уникального социального и научного феномена, как «Петербургский исторический клуб». Действительно, эти люди встречаются не так часто на записи новых программ, но каждый из них осуществляет, так или иначе, свою историческую миссию: кто-то – на университетской кафедре, кто-то – в кабинете чиновника, кто-то – на своем боевом посту и так далее, и так далее. И, таким образом, эти объединенные усилия, этот коллективный разум произвел те самые позитивные изменением.

Если вспомнить философию, то каждый народ заслуживает ту власть, которую он имеет. Как бы это жестоко ни звучало, тем не менее я думаю, это очень правильно по отношению к нашей стране. Мы, возможно, что-то недооценивали, может, оценивали что-то неверно, зато имели ту власть, которая предавала забвению национальные традиции.

Сейчас мы видим другой политический мейнстрим. В этом мейнстриме как раз передачи «Исторического радиоклуба» опередили свое время. Они сформировали моду завтрашнего дня. И эта тенденция, насколько я знаю, будет продолжаться, потому что Андрей Леонидович задал такую парадигму развития, которую уже сейчас не задушишь, не убьешь, что называется. Действительно, 20 лет – это возраст студенческий. И для меня это символично еще в том отношении, что в первый раз на записи программы «Исторического клуба» я появился еще будучи студентом (сейчас уже не помню какого курса).

Но передачу я еще до этого хорошо знал, потому что произошла моя первая с ней встреча в бытность ее ведущим Виталия Ивановича Старцева, которого сначала я узнавал по голосу, ни разу не видя живьем. Потом, поступив на первый курс Университета им. Герцена, я увидел Виталия Ивановича. Он оказался совершенно непохожим на свой голос, оказался совершенно другим, был такой диссонанс между тем, как я его представлял по радиопередачам, и каким я его увидел вживую, но тем не менее происходили наши регулярные встречи: в будние дни – на кафедре русской истории, а в выходные дни – виртуально в радиоэфире.

И я, конечно, думаю, если предположить, что после Виталия Ивановича Старцева вдруг случилось бы так, что его воля не была бы выполнена и у руля «Исторического клуба» встал бы другой ученый, пусть даже и равновеликий Андрею Леонидовичу, пусть даже и имеющий огромные научные заслуги, конечно, может быть, даже сегодня мы бы не отмечали этот замечательный юбилей, ибо «Исторический клуб» свелся бы, может быть, к такой историко-научной тусовке, каких очень много в городе.

В чем, на мой взгляд, особая проблема, которая обозначена, в том числе, как тема моего сегодняшнего выступления – проблема информационной безопасности? Историческая наука – это наука, которая обладает самым сильным оружием массового поражения, которая может манипулировать сознанием, массами, политический элитой. И, в том числе, история изучает даже саму себя. Есть великая дисциплина – историография. И, изучая историю «Петербургского исторического клуба», мы начинаем понимать, в том числе, то время, свидетелями которого мы сами были.

«Исторический клуб» сделал великую миссию, потому что он не пошел за телевизионным мейнстримом, он не стал использовать медийных лиц. А сейчас для того, чтобы дать старт тому или иному телевизионному или радиопроекту, нужно приглашать так называемые медийные лица, узнаваемые лица. «Исторический клуб» сломал эту стратегию: он пригласил тех, кто был совершенно неизвестен широкой зрительской аудитории, и этим выиграл.

Не брать чужих звезд, а создавать звезд своих стремился «Петербургский исторический клуб». И они реально возникли. Мы помним на тот момент (90-е годы), что из себя представляло научно-историческое сообщество Санкт-Петербурга. Это были люди, которые, по сути, оказались не востребованы никем и ничем, которые были оттеснены на обочину общественного прогресса, на обочину развития города, и вот этот колоссальный интеллектуальный потенциал вдруг начал реализовывать свои задушенные возможности в эфире «Исторического радиоклуба».

Во многом потому, что альтернативы этой самореализации не было. Но вот эта школа – школа подготовки будущей элиты, пусть эта была уже элита профессорско-преподавательского состава, но она становилась элитой радиоэфира. И сейчас это приносит свои выдающиеся и замечательные плоды.

Еще момент, связанный с информационной безопасностью. Великая роль «Исторического клуба» в том, что он пытается разминировать те темы, которые кажутся взрывоопасными до сих пор в общественном сознании. Есть темы и проблемы, которые долгие годы были отданы на откуп маргиналам – историческим маргиналам, маргиналам журналистики. И сейчас, когда тот или иной историк, например, прикасается к проблемам, связанным так или иначе с Третьим рейхом, на него коллеги по кафедре начинают смотреть с неким опасением. Может быть, ты не только исследователь – ты еще и последователь?

И вот Андрей Леонидович как раз объединяет тех историков, которые снимают гриф «опасно», делают опасные темы, темы взрывные, темы провокационные понятными и доступными, вскрывают внутренние механизмы исторических событий. Темы перестают быть привлекательными для маргиналов, которые могут путем какой-то исторической сенсации заработать политический капитал. В этом, на мой взгляд, – главный вклад «Петербургского исторического клуба» в информационную безопасность.

Казалось бы, историческая наука далека от таких проблем. Но тем не менее та же проблема генерала Власова, та же проблема «Ленинградского дела», та же проблема сталинских репрессий благодаря «Историческому радиоклубу» лишилась налета сенсационности. От этого выиграли все. Во-первых, историки смогли гораздо более спокойно, не боясь обвинений в экстремизме, трудиться.

От этого выиграло общество, потому что люди смогли ориентироваться не на публикации в желтой прессе, а на мнение серьезных исследователей, докторов и кандидатов наук. От этого выиграли и радиослушатели «Исторического радиоклуба», потому что у них появилась возможность сравнивать. Ведь на самом деле, как говорил Ницше: «История – пространство конкурирующих интерпретаций». Но именно этого мы чаще всего и не видим. Мы видим одну интерпретацию. Не потому что она сейчас навязана идеологическим отделом ЦК КПСС, а потому что легче всего открыть «Википедию» и там все прочитать.

Но альтернативный взгляд, объемное зрение возникают тогда, когда у человека появляется возможность не только через Интернет черпать свои знания. И как человек, причастный к телевизионному эфиру, я, может быть, с неким неудовольствием для себя должен констатировать, что в нынешних условиях (и политических, и социальных) радиоэфир иногда оказывается более эффективным, чем телевизионный.

Потому что телевизионный эфир превратился в красивую картинку неких движущихся кадров. Может быть, на подсознательном уровне это воспринимается. Но на интеллектуальном уровне звучащее слово радиоэфира воспринимается, на мой взгляд, сейчас гораздо сильнее и убедительнее.

 Поэтому, Андрей Леонидович, я думаю, что следующим этапом Вашей нелегкой подвижнической деятельности станет расшифровка программ и издание их в виде сборника статей, сборника интервью. Я думаю, вы обогатите тогда не только радиоэфир, но еще и нашу отечественную историографию, потому что (ну, что греха таить) многие и многие гости «Исторического радиоклуба» уже отошли в мир иной, их голоса можно услышать только в архивах Дома радио.

А если мы сможем еще прочитать их выступления, то, может быть, мы поймем какие труды были не опубликованы, увидим такие углы зрения, которые без «Исторического клуба» мы бы никогда бы не узнали.